SPORTS.KZ
Sports.kz
Дата от   до
14 мая 2022 (09:21)

«Пришлось бороться с самим собой». Бивол высказался о связях с Казахстаном, уличных драках, «Канело» и завершении карьеры

«Пришлось бороться с самим собой». Бивол высказался о связях с Казахстаном, уличных драках, «Канело» и завершении карьеры

Непобежденный чемпион в полутяжелом весе по версии Всемирной боксерской ассоциации (WBA Super) уроженец Кыргызстана Дмитрий Бивол дал эксклюзивное интервью Sputnik Кыргызстан, пишет Sports.kz.

Спортсмен рассказал о философии бокса, драках в Токмоке, возможности реванша с легендарным Саулем «Канело» Альваресом и поделился планами.

— Многие говорят, что вы поставили «Канело» на место. Вы показываете джентльменский бокс, а можете использовать «грязный», если соперник прибегает к этому?
— Стараюсь, конечно, боксировать чисто. Меня с детства учили по правилам боксировать — так тоже можно выиграть.

— Расскажите, пожалуйста, о происхождении вашей фамилии.
— В переводе она означает «Буйвол». Отец молдаванин, родился в Молдавской ССР, поехал учиться в Бологое (город в России. — Ред.), там встретился с моей мамой. Она кореянка, родилась в Казахстане. Когда они поженились, переехали в Молдову. Несколько лет жили там, затем отправились в Кыргызстан... По-моему, когда бабушка родила маму, семья в Кыргызстан перебралась. Получается, родня по маминой линии там жила. Вот и отец тоже в Кыргызстан приехал, с мамой, там я и родился.

— Говорят, боксеры на улице часто незаметны. Например, у борцов сломаны уши, у культуристов особые фигуры, а боксеры могут быть худенькими, неприметными, но как соперники в уличном бою — одни из самых опасных. Вы могли бы отличить боксера от других прохожих?
— Может, по сломанному носу... Но у хорошего боксера, который не пропускает ударов, нос не должен быть сломан, он вообще должен аккуратно выглядеть, по-джентльменски. Посмотрите на Геннадия Головкина (известный казахстанский боксер. — Ред.), к примеру. На некоторых фотографиях он смотрится так, будто только из библиотеки вышел.

— Какой свой бой вы цените больше всего?
— Конечно, недавний. Это громкая победа для меня, она приковала внимание всего боксерского мира. На меня ставили, был азарт, интерес. Мне нравится, что пришлось бороться с самим собой, говорить себе: «Ты должен выиграть, ты же с детства в боксе. Пусть никто не верит, но ты можешь». Для меня это больше победа над самим собой, а не над чемпионом. У меня была хорошая победа над Салливаном Баррерой...

— Жана Паскаля вы просто порвали...
— Ну не то чтобы порвал, но уверенно победил. Все ставили на меня, я был фаворитом. Во всех боях я обычно фаворит, только в поединке с Альваресом было наоборот.

— Как думаете, то, что он перебрался в вашу весовую категорию, могло стать причиной его замедления?
— Насчет скорости не знаю, я никогда не боксировал с ним в другой весовой категории. Может, и сыграло это роль, мне без разницы...

— Просто он сейчас заявляет, что выиграл бой и хочет реванша. Говорит, что был не в лучшей форме.
— У нас в контракте прописано: если проигрывает он, то имеет право на реванш, если проигрываю я, не имею права требовать реванша. Я обязан дать ему реванш, если он захочет.

— Вы сказали, что будете диктовать свои условия по реваншу. Речь о гонорарах?
— О гонорарах в том числе. Не то что диктовать свои условия... На этот бой я бы согласился, я готов, хочу боксировать. За гонорар я особо не торговался. Мне сказали: «Ты будешь на плакатах вторым». Чемпионы обычно первыми стоят на плакатах, а на ринг выходят вторыми. Я согласился без возражений.

Сейчас мы заново должны договариваться обо всем. Конечно, я хочу выходить на ринг вторым как чемпион, хочу на постерах как чемпион восприниматься. И, разумеется, хочу более выгодные финансовые условия. Но это не моя цель. Если он хочет, дам реванш; если нет — я за ним гоняться не собираюсь. У меня свои цели, своя мечта, я хочу быть абсолютным чемпионом мира, хочу другие пояса. То, что мне нужно было от боя с «Канело», я в принципе получил.

— Можете сказать, какой гонорар вы получили?
— У нас прописано неразглашение (смеется).

— В бою с «Канело» был момент, когда он приглашал вас к канатам: мол, давай добивай меня. Вы отошли от него и мотали головой — приглашали его в центр ринга. Что это означало? Он довольно хитрый боксер, хорошо работает на контратаках. Вы опасались этого?

— Знаете, даже не столько опасался, сколько не хотел идти на поводу. Уже все — мы вышли на ринг, я больше не иду на поводу, я уже не делаю то, что он хочет. Делаю то, что я хочу. Он меня зовет к себе, а я не хочу идти, иди сам... А когда он меня не зовет к канатам, я подхожу и бью.

— Психологическая игра?
— Да, больше так.

— «Канело» иногда работает по рукам — его соперники уходят с ринга с отбитыми руками. Вы к этому готовились?
— Я был готов. Он иногда использует эти удары на людях, которые хорошо бьют джебы. Каллуму Смиту он отбил руку. Моим спарринг-партнерам ставили задачу: если Дима защищается, бей ему в руку, как «Канело» бьет, посильнее бей.

— Он вам отбил плечо?
— Да, но не добился результата, которого ждал. Цель была отбить плечо так, чтобы я не мог выбрасывать левый прямой. Но я же бил его. Значит, результат не достигнут.

— Альварес решил поднять вас во время клинча. Это была демонстрация превосходства с его стороны, когда понимаешь, что проигрываешь бой?

— Я воспринял это больше как отчаяние. Когда человек наклоняется над тобой в боксе, лучше встать на колено и расслабиться — экономишь силы. Представляете, 83 килограмма поднять, потащить, когда ты устал? Я в тот момент понял, что он уже растерян, что ли, не хочет показывать какую-то слабость. Но грамотный боксер не должен так делать.

— Во время боя у вас практически не было одиночных ударов, все удары шли комбинациями. Это в принципе ваш стиль — выбрасывать серии минимум из трех ударов?
— Наверное, да, я бью сериями. В поединке с Альваресом они необходимы, потому что он обладает очень хорошей защитой, хорошо уклоняется. От одиночных ударов он точно бы уклонялся. Поэтому я старался бить как можно больше. Наносишь 10 ударов, из них 3-4-2 попадут. Бьешь два — не попадет ни один. Эта тактика должна работать против боксеров с хорошей защитой.

— Вы после боя записали видео, где сказали: «Данияр, есть, получается, путь от Токмока до Вегаса, надо пахать». Наши СМИ посчитали, что вы обратились к главному тренеру сборной Кыргызстана по боксу Данияру Тологон уулу, а казахстанские издания написали, что к Данияру Елеусинову. Так к кому на самом деле?

— У меня есть друг из Токмока Данияр Тологон уулу. Мы часто общаемся, скидываем друг друг видео: он — как отдыхает на рыбалке, я ему вот это видео скинул. Данияр его переслал ребятам, чтобы они «замотивировались»... С Данияром Елеусиновым мы не общаемся так тесно, как с Данияром Тологон уулу. У нас есть взаимное уважение, мы поздравляем друг друга с победами, но видео было адресовано не ему.

— Занятия боксом в детстве отразились на вашем общении со сверстниками? Как решали конфликты?
— У меня было не много драк, но все знали, что я занимаюсь боксом. Я не сторонник применения своих навыков на людях, которые не занимаются боксом.

— То есть слава впереди вас шла, и многие соперники решали, что с вами лучше не связываться...
— Наверное, да. Когда занимаешься боксом, присутствует уверенность в себе. Ты смотришь на человека и понимаешь, что сильнее его, и можешь «дать заднюю» на улице, но спокойно к этому относишься: раз — и конфликт нивелируется. Конечно, были случаи, когда кто-то «докапывался», и я применял навыки, но это все так... ничего серьезного.

— Но речь же о Токмоке, а это один из самых криминальных городов Кыргызстана.
— Ну, это мое детство. Там я рос до 11 лет. Мы любили на улице подраться. Бывало, играем в альчики во дворе, что-то не поделим и идем драться за гаражи. Деремся один на один, до первой крови или пока один не упадет или не заплачет. Очень часто воевали, и там все равно было, кто борец, кто боксер. Были ребята, которые вообще ничем не занимались, но фору давали всем.

— Что значит для вас Кыргызстан?
— Я иной раз смотрю на своих детей и мне как будто жаль, что они не выросли там, где я вырос. У меня хорошие ассоциации с Кыргызстаном. В школе хороший, дружный класс был. Хотя я и учился там только до шестого класса, но состою в группе мессенджера, где «сидят» одноклассники. Все друг друга помнят, знают, все родители друг друга знали. Город маленький — на тренировки я ездил на велосипеде. Не знаю, ездят ли девятилетние дети в Санкт-Петербурге на тренировки самостоятельно, например.

— Вы не отпустите, наверное, своих детей в Питере на тренировки одних?
— Да, а в Токмоке можно было. Собирались с самого утра и весь день гуляли, собирали алюминий, сдавали бутылки. Заработаем денег — пойдем в «Сегу» или Play Station поиграем, в клуб какой-нибудь. Детство обалденное было. Солнце, погода хорошая, фрукты замечательные, еда... Когда я в Санкт-Петербург переехал, поначалу так удивлялся, что помидоры бывают безвкусными! Помню, сидишь во дворе в Токмоке, заезжает лошадь с телегой, груженной помидорами. Мы подбегаем — кто-то купит эти помидоры, кого-то продавец сам угостит. Аромат на весь двор стоял! И молоко натуральное... Когда детей из большого города родители вывозят в деревню к бабушке и дедушке, это тоже здоровье укрепляет. Детство у меня было хорошее, я с теплотой его вспоминаю. И на тренировках в Токмоке у нас в зале все друг к другу хорошо относились, вместе на соревнования ездили, много в футбол играли...

— Если я правильно понял, флаг Кыргызстана, который показали на экранах перед боем с «Канело», для вас тоже был сюрпризом?
— Я обычно выхожу с флагом России, потому что являюсь гражданином РФ, выступал за сборную страны много лет. На этот раз мне запретили выступать под российским флагом, вообще хотели просто отменить бой, потому что я представляю Россию. Сошлись на том, что поединок состоится, но флага и гимна у меня не будет. Однако были экраны — организаторы решили, что на них можно показать флаг страны, в которой я родился и рос. И показали флаг Кыргызстана — было приятно.

— Когда состоится еще один бой с «Канело», вы будете настаивать на флаге КР перед выходом?

— Сейчас политическая ситуация такая.... Это такой тонкий момент. Будем действовать по ситуации. Я всегда благодарю кыргызстанцев за поддержку, всегда говорю, откуда я родом, рассказываю о республике, о своем маленьком городе, о том, как появилась возможность выбраться и стать какой-то личностью.

— С кем бы вы хотели встретиться на ринге из ныне выступающих боксеров или спортсменов прошлого?

— Прямо так, чтобы подраться ради того, чтобы подраться, не особо хотел бы, если честно (смеется). Я обладаю одним из четырех основных титулов WBA (Всемирная боксерская организация). Хотел бы провести бои за три остальных пояса, и не важно, кто ими владеет в моем весе.

— После поединка с «Канело» вы что-то кому-то кричали про Головкина...
— Эдди Хирну. Это промоутер, координатор боя с «Канело». Он заявлял о планах провести в сентябре бой Канело — Головкин, если «Канело» победит меня. Я в шутливой форме сказал: «Извини, Эдди, я сломал твои планы по поводу Головкина и „Канело“».

— Насколько вообще возможна ваша встреча с Головкиным?
— С Головкиным, думаю, вряд ли. У нас совершенно разные весовые категории.

— А с Артуром Бетербиевым?
— Вот как раз Артур Бетербиев обладает двумя поясами в нашем весе, Джо Смит обладает третьим поясом. Но со Смитом я боксировал, когда у него еще не было пояса, и я выигрывал. А сейчас они будут друг с другом боксировать как раз за три титула. Мне кажется, это потенциально мои соперники.

— У нас есть проект «Разговор на кулаках» — он предполагает беседу с известными людьми во время боксерского поединка. Вызывая собеседника на бой, мы ожидаем, что во время интервью у него не будет психологических барьеров. Чтобы бойцы могли беседовать (капа ведь мешает изъясняться свободно), разрешены только удары по корпусу. В связи с этим у меня два вопроса. Вы собираетесь приехать в Кыргызстан? И если приедете, примите ли участие в нашем проекте? Хотя для меня это самоубийство — вызывать вас на бой.
— Пока у меня нет планов приехать в Кыргызстан, хочу побыть в Питере, отдохнуть с семьей где-нибудь. Я давно не был на родине, наверное, последний раз в 2019 году. Когда появятся планы приехать, будем говорить о вашем проекте. А может, это вы будете избивать меня и разговаривать (смеется).

— Мы пытаемся таким образом раскрыть человека, потому что во время поединка стираются все психологические границы, срываются все маски, человек показывает свою натуру.
— Ну, в этом что-то есть... Становится понятно, что это хорошая идея, когда вы ее объясняете.

— Вы специально не «наматываете» огромное количество мышц, как это делают некоторые боксеры? Когда Жан Паскаль бился с вами, мне показалось, что у него быстро «кончился бензин» из-за того, что он атлетично выглядит, но не так проворен и функционален, что ли.
— Действительно, для бокса большие мышцы не имеют большого значения. Иногда чем больше мышц у боксера, тем быстрее он устает, в этом есть доля правды. Если мышца короткая и накачанная, забитая, это тоже нехорошо в плане скорости. Бокс — это баланс. Классные боксеры не особо накачаны. Посмотрите на Мохаммеда Али, на Флойда Мейвезера, на Тайсона Фьюри...

— Кто вас вдохновляет в боксе?

— Когда я был маленьким и только начинал, конечно, Майк Тайсон. Не могу сказать, что наслаждался его стилем, хотя он очень зрелищный. Я кайфовал от боев Роя Джонса, мне нравилось смотреть, как он двигается на ринге. Потом узнал про Шугара Рея Леонарда — это боксер из 1980-х. Мой любимый боксер. Перед боем с Канело я, наверное, сотый раз смотрел второй поединок Шугара Рея Леонарда против Роберто Дюрана.

— Дурацкий вопрос: кто бы, по-вашему, выиграл в уличном бою — Брюс Ли или Майк Тайсон?

— Думаю, вес все-таки играет большую роль. Я очень люблю Брюса Ли, это икона, но не знаю... Он сколько весил вообще?

— По-моему, рост у него был 1,65 метра, а вес 65 килограммов максимум.
— Мне кажется... Хотя не знаю... Может быть, он ногами быстро мог сработать. Кстати, классный был бы бой.

— Вы стали мотиватором для многих спортсменов, для молодежи в Кыргызстане. Не планируете поддержать бокс в нашей стране?

— Так, чтобы планировать... нет. Мы всегда на связи с Данияром. Знаю, какие проблемы бывают у национальной команды, часто ей не хватает денег на проведение дополнительных сборов. Я вижу, где можно помогать, но пока не вижу, что достиг такого уровня, чтобы взяться за эту махину. Это же целый спорт! Всегда готов как-то вдохновить ребят. Данияр может позвонить: «Дим, я с ребятами, пожелай им удачи». Иной раз такое вдохновение тоже дорогого стоит.

Мне, кстати, очень понравилось, когда мой тренер перед боем с «Канело» позвонил Тедди Атласу — это очень известный тренер. Он сильно вдохновил меня на поединок: «Я в тебя верю, ты можешь выиграть». Все, что он сказал, я знал, но такие слова от великого тренера — это дополнительная мотивация.

— Как думаете, повлияло ли детство в Токмоке на формирование вашего бойцовского характера?

— Я был бы не я, если бы не родился 18 декабря в Токмоке, не пошел бы в ту школу и в ту секцию бокса, не встретил бы тех людей. То есть все, что есть во мне, сыграло роль в формировании характера, даже драки за гаражами и в школьной кочегарке.

— В одном интервью вы сказали, что не любите строить планы на будущее. Однако сейчас поделились, что есть Артур Бетербиев, есть другие пояса...
— Перебью вас, извините. Не люблю строить планы на будущее, когда у меня уже есть бой, то есть я не люблю заглядывать за бой. Если у меня есть поединок с Канело, больше никаких планов нет: мне нужно думать только об этом. А глобально, конечно, всегда строю планы, хочу чего-то. Если вы не строите планов, не мечтаете о чем-то, вы ничего не добьетесь.

— В каком возрасте боксеру нужно «завязывать»?
— Может, мне нужно еще несколько лет, может, года три. Вот как почувствую, что здоровье «подсаживается»... Бывает, и сейчас начинаю задумываться. Потому что 31 год и 26 лет — это огромная разница в восстановлении после каких-то травм. То есть за столько лет занятий боксом у меня, конечно, появились травмы, за которыми нужно следить... У профессиональных спортсменов они всегда есть.

Обязательно надо следить именно за своим «чувством голода». Бокс — такой вид спорта, которому ты должен быть очень благодарен. Если неблагодарно относишься, если зеваешь и уже где-то не хочешь боксировать, это очень плохо может сказаться. В футболе можно просто пропустить в ворота. А в боксе, если пропустить по голове, это печально — есть риск потерять здоровье. Поэтому желание и азарт играют большую роль.

— Как говорил мой тренер, бокс — не шахматы, здесь думать надо.
— Да, правильно.

— Что для вас бокс? Многие видят в нем большую философию. Англичане, например, говорили, что детей, мальчиков в частности, надо воспитывать так, чтобы они освоили иностранные языки и владение боксом.

— Иногда в боксе нужно дать противнику потратить силы, «намахаться», где-то чуть-чуть потерпеть, лишний раз не показывать своих эмоций. И в жизни так же: если есть какие-то сложные ситуации, иногда надо перетерпеть. Бывает, если в боксерском поединке ты хочешь продвинуться, нужно сделать шаг назад, чтобы «провалить» человека, а потом пойти вперед. Вот и в жизни: хочешь развития, значит, однажды ты упрешься в тупик — попробуй сделать шаг назад, «провали» ситуацию... Еще бокс подарил мне хорошие знакомства, у меня очень много друзей.

— Это как в мальчишеской поговорке, что лучшая дружба начинается после драки.
— Ну, может, и так. Но я о моментах, когда ты видишь, как пашут люди, видишь их отношение к работе. Даже если не боксируем, а просто вместе выполняем физические упражнения, бывает, через себя перешагиваешь, не хочется лениться... Человек пашет на тренировках, ты смотришь и думаешь: наверное, если у него в жизни произойдет сложная ситуация, он тоже лениться не будет.

— Вы можете обратиться к своим поклонникам в Кыргызстане, ко всему Кыргызстану. Теперь вас здесь знают и любят намного больше людей.
— Спасибо за поддержку друзьям, товарищам, всем, кого знаю, с кем вместе занимался. Они всегда за меня переживали, поддерживали, писали. Хочу обратиться ко всем, кого лично не знаю, но кто меня поддерживает, кто рад моим успехам. Я очень им благодарен, всегда приятно ощущать поддержку.

Я родился в небольшом городе, но стал чемпионом мира. Мне кажется, это хороший показатель того, что я трудился, меня правильные люди направляли. Трудиться можно по-разному: можно усердно, но неправильно, тогда ничего не добьешься. Не важно, откуда человек — из села или большого города, всегда можно добиться успеха. Желаю всем, кто трудится правильно, верить в себя.

Андре Уорд раскритиковал Головкина и выступил против трилогии с «Канело» 

Подписывайтесь на главные новости
казахстанского спорта в Telegram

t.me/allsportskz

Смотрите также

Комментарии

Сделать ставку
Комментировать могут только авторизованные пользователи, войдите или зарегистрируйтесь
Больше новостей

Опрос

Кто выиграет третий бой Геннадий Головкин — Сауль Альварес?

Наверх