Sports.kz
Дата от   до

Бокс/ММА

16 сентября 2020 (01:40)

«Если многие мужчины в российских городах просто спиваются, то в Казахстане такого не увидишь». Мать пяти бойцов ММА рассказала историю своей семьи

«Если многие мужчины в российских городах просто спиваются, то в Казахстане такого не увидишь». Мать пяти бойцов ММА рассказала историю своей семьи

Мать известного казахстанского файтера ММА Георгия Кичигина уроженка Казахстана Анна Азовская уже много лет проживает со своими детьми на территории России. Помимо выступающего за Казахстан старшего Георгия Анна имеет еще двоих сыновей, Григория и Виктора, и двух дочерей, Ярославу и Усладу. Все они являются профессиональными бойцами ММА, а Анна подвизается в качестве менеджера своих детей, сама выводя их в октагон. 

Казахстанские любители смешанных единоборств, конечно же, не могли не запомнить эту женщину, всегда сверхэмоционально болеющую за своих детей и жестко их мотивирующую. Корреспондент республиканского интернет-портала Sports.kz решил подробнее пообщаться с Анной Азовской об эмиграции в Россию, о спортивном становлении ее детей и ближайших перспективах Георгия Кичигина.

— Анна, когда и по какой причине Вы переехали в Россию?
— Переехали в 90-х. Проживали в городе Гурьев — сейчас это Атырау. Я вышла замуж за парня, который был родом из Саратовской области. Мы поехали туда к его родителям после смерти моей мамы. Это как раз был 1990 год. Как-то взяла контейнер — помню даже, что за 70 рублей, вещи загрузила — 3 с половиной тонны был контейнер, — и прислали все это в Саратовскую область, куда я переехала с мужем к его родителям. Такая эмиграция у нас произошла. Но многие родственники там остались. Как бы я, конечно, потом жалела. Однако — что делать?.. Шаг уже был сделан.

— Насколько известно, Вы воспитывали детей самостоятельно, без мужа. Что произошло? И почему в итоге привели детей в столько жесткий по современным меркам вид спорта?
— Да, я воспитывала детей самостоятельно, без мужа, потому что его убили, когда мне было 30 лет, — дети были еще маленькие. Мне пришлось им быть и мамой, и папой, и бабушкой, и дедушкой. Я была единственным человеком, который был рядом с ними. И от меня единственной они могли что-то узнать.

Сама воспитание получила при совдепе такое строгое — мама была очень строгой. Папа — не очень, но мама — строгая. Я слушалась ее, в страхе жила перед ней, боялась ее ослушаться. Старалась ее слушаться во всем, — и я так же старалась воспитывать своих детей, чтобы были страх и почитание перед родителями. В частности, — передо мной.

Я в этот вид спорта их не приводила — они выбрали его сами. Pride Fighting Championships, где дрались такие бойцы, как братья Емельяненко, Марк Керр, Марк Коулман, Мирко «Кро Коп», Джош Барнетт, ребятам понравился, и они начали потихоньку заниматься дома. Я поддержала их, потому что не хотела, чтобы они пошли на улицу и загубили свою молодость. Я решила, что направлю их энергию в русло спорта. Какой это спорт, мне было уже все равно. Главное, что это был спорт, главное, что их свободное время было забито, и дети не шатались по улице. Они занимались спортом дома самостоятельно, так как на тот момент секций ММА практически нигде не было. Старались где-то как-то выйти: то самбо, то борьба, то бокс. Это, конечно, все не то было, но пытались как-то, — а когда подросли, уже самостоятельно начали друг с другом бороться. По-моему, это было самым лучшим временем для них, потому что они были спарринг партнерами друг другу, учителями, друг на друге отрабатывали — и физически сильнее становились, потому что постоянно занимались. Как раз когда начали выступать, вместе занимались, — им было намного проще, легче. Егор с Гришей — погодки, это Витя от них отставал, а так, в основном, спарринг-партнером Грише был Егор, Егору — Гриша.

— Как мать, Вы не переживали за такое неординарное увлечение детей?

— Да конечно, мне не хотелось, чтобы били лица, но я считаю, что это нормально, когда мужчины дерутся. Это — нормально! Почему это сейчас ненормально?! Мужчины должны драться, мужчины — защитники, охотники, добытчики. Мужчины представляют из себя силу. Почему они не должны драться?! Вот этого я не понимаю. Почему надо на корню все это прекращать?! Раньше, при совдепе, проще было, — конечно, и сажали за это, но молодежь старалась разбираться друг с другом без привлечения родителей, без силовых структур. Это сейчас — чуть что, бегут в прокуратуру, полицию. Но я считаю: мужчины должны драться.

— Известно, что в смешанных единоборствах выступают также и Ваши дочери. Насколько тяжело было принять такое решение?

— В ММА пошли дочери Ярослава и Услада. Пошли, потому что там братья выступают. У них была проделана дорога, они пошли вслед за ними. Это было намного проще, — и, конечно, девочкам легче пробиться в ММА: их там мало.

— Вы являетесь секундантом своих детей и довольно эмоционально выступаете во время их боев. Не смущала реакция общественности по этому поводу?
— Реакция общественности меня особо не смущает, — но, конечно, совершенно игнорировать ее нельзя, потому что это, все-таки, какой-то слой населения, который выражает свое мнение. Просто отказываться тоже нельзя. Где-то я как-то прислушиваюсь. Просто я — очень эмоциональный человек, взрывной, активный, темпераментный. Очень тяжело мне себя сдерживать эмоционально. У меня все дети такие. Это они так мне говорят: «Мама, надо сдерживаться, мама, надо то-то». А Вы понаблюдайте за ними, когда их братья, сестры в октагоне — и голос теряют, и кричат, и трясет их, и волнуются, и переживают. По-моему, ничуть ни меньше, чем я (Смеется).

— Как произошло, что Вы стали менеджером своих же детей?
— Как-то втянулась в это во все, хотелось быть рядом, помочь, насколько можно, послужить тем, чем я могу. Чем-то обеспечить, покормить, что-то достать, оказать медицинскую помощь, подобрать какую-ту фарму, проработать ту или иную ситуацию. Все, что зависело от меня, то, что я могла, — я была рядом. Хотела послужить своим детям также и в качестве менеджера, поискать бои. Многие ко мне обращались, спрашивали, говорили. Чего искать по отдельности, когда можно ко мне обратиться, — я уже сама обращусь к своим детям.

— Вы уже длительное время проживаете в России, но Ваш сын Георгий Кичигин выступает под казахстанским флагом. Остальные же Ваши дети — под российским. С чем это связано?

— Да, мы в России уже живем с 1990 года. Георгий решил поехать в Казахстан, выступать там. Ну, это его выбор, — ему в Казахстане нравится, хотя я считаю, что он там тоже до поры, до времени. В Казахстане народ проще — более открытый, более гостеприимный. Неважно, коренное это население или русскоязычное. Там другой народ, другое мышление, другой взгляд на жизнь. Все проще, гостеприимнее, более серьезно люди относятся к своей жизни и к своему будущему. Если многие мужчины в российских городах просто спиваются, то там не увидишь такого. Ну, есть, конечно, но если сравнивать, то намного меньше, — намного серьезнее относятся к семейной жизни, к своему будущему, к своему здоровью, к своему лечению, стараются что-то заработать, вести нормальный образ жизни нежели в России, в российских городах. Он живет там, выступает под казахским флагом, получил даже награду от Министерства культуры и спорта РК — за достижения в спорте Казахстана. Ему так нравится — это его выбор. Пусть живет так, как ему нравится.

— Как сообщали СМИ, не так давно Георгий перенес коронавирусную инфекцию, в связи с чем был исключен из турнира АСА 106. Каково самочувствие Вашего сына сейчас? Не отразилось ли это на здоровье других Ваших детей?
— Никакой коронавирусной инфекции он не переносил — это была обычная простуда. Исключен он был из-за того, что стали проводить тест. Тест проводился в три этапы: болен, не болен и переболел. Тест среагировал на «переболел». Он просто переболел насморком. У него были насморк и небольшая температура. Потом взяли последний тест, но это было уже в день боя решено — уже его сняли, нашли другого и сказали, что никакой инфекцией он не болел. Получается, незаконно отстранили от боя. По идее, ему должны были дать компенсацию, но почему-то в компенсации Алексей Яценко Егору отказал. По каким-то, может, своим взглядам или принципам, — я не знаю. Меня не допускали, — меня и сейчас не допускают к октагону к Егору. Особых подробностей не знаю.

— Надеетесь ли Вы со своими детьми попасть в UFC? И когда это могло бы произойти?
— В UFC, конечно, неплохо было бы попасть. На Ладу как-то выходили, — но что-то это все остановилось.

UFC — это № 1 во всем мире, поэтому каждый боец желает туда попасть. Там даже неважно, проиграл или выиграл, главное — попасть. С девочками мне сейчас немного сложнее: Лада травмирована, она не выступает, пока восстанавливается. Ярослава вся ушла в работу. Вообще, этот карантин очень сильно ударил по спорту, потому что закрылись все клубы, долгое время все сидели, ничего не открывалось. Как-то приходилось нелегально даже где-то работать, чтобы как-то заработать себе деньги, потому что государство оставило свое население ни с чем — закрыло дома, надело маски и сказало: «Никуда не ходите! Вот маски. Рот закрыли — и хватит с вас». То есть, значит, кушать вы уже не хотите — и ничего вам больше не надо. Поэтому приходилось уже оставить спорт и пойти работать. Вот Ярослава вся втянулась в работу — у нее практически нет свободного времени для занятий. Боев высокооплачиваемых особо нет. Поэтому тут уже думаешь: либо пойти реально работать за деньги, либо выступать за какие-то копейки. Единственный, кто у нас сейчас реально получает, это Георгий. Ему реально хорошо платят — в спорте у него более удачная карьера. Он и хотел, всегда говорил: «Я достигну этих высот, я добьюсь этого всего». Я считаю, он — молодец. Никого не слушал. Встал — и пошел к своей цели. Обладатель нескольких поясов: два пояса Fight Night, пояс Krestov Brod Fighting Championship. Считаю, что он — молодец, знает, чего конкретно хочет именно в сфере спорта. Он идет — и добивается.

— Когда состоится ближайший бой Георгия, и кто выступит его оппонентом? Можно ли ожидать, что после ближайших боев Ваш старший сын попадет в UFC?
— Заинтересуется UFC — давно туда пробивается, но пока ничего не получается. Посмотрим, все в руках Божьих.

Георгий дерется 19 сентября. Посмотрим, что будет, чего не будет. Дай Бог, чтобы Егор выиграл. Конечно же, мы хотим, чтобы он попал в UFC, в Bellator — что-нибудь, куда-нибудь. Мы хотим, — но все в руках Божьих. Как Бог определит, так и будет. 

  • (25) Оцените статью
Фото: пресс-службы FNG
sports.kz
Сообщить об ошибке

Сообщить об ошибке

Подписывайтесь на главные новости
казахстанского спорта в Telegram

t.me/allsportskz

Смотрите также

Комментарии

Сделать ставку
Комментировать могут только авторизованные пользователи, войдите или зарегистрируйтесь
  • Ақылды ана болып отыр ғой - жаратқан Аллам жолдарыңды оңғарсын!Ответить

    • 16 сентября 2020, 08:18
    • Хабаровск
    • 4751 запись
    • 1839 дней на портале
Больше новостей

Опрос

Кто из казахстанских боксеров имеют лучшие шансы в будущем приблизиться к уровню Геннадия Головкина?

Наверх