SPORTS.KZ
Sports.kz
Дата от   до
6 сентября 2021 (14:40)

«Бахтияр Артаев сказал, что меня можно убрать даже за то, что подошла к нему!». Обвиненная в колдовстве Ангелина Лукас раскрыла детали судилища в сборной Казахстана по боксу

«Бахтияр Артаев сказал, что меня можно убрать даже за то, что подошла к нему!». Обвиненная в колдовстве Ангелина Лукас раскрыла детали судилища в сборной Казахстана по боксу

Казахстанский бокс колбасит не по-детски... Мало нам было кошмарного фиаско на Олимпиаде в Токио, так теперь начинаются скандалы и в женской сборной, которая даже и олимпийский отбор феерически провалила. Исключенная из состава команды перспективная спортсменка Ангелина Лукас обратилась в связи с этим с открытым письмом аж к Елбасы Нурсултану Назарбаеву и Президенту РК Касым-Жомарту Токаеву — а с такими вещами уже не шутят.  

Корреспондент республиканского интернет-портала Sports.kz связался с Ангелиной Лукас и попробовал понять, что же творится в настоящее время в женской сборной Казахстана по боксу.

— Ангелина, как считаете, кто и с какой целью инициировал происходящее?

— Инициировала это Назым Кызайбай. По словам руководства, было обращение от нее, и половина команды что-то подписали от нее — но я эту бумагу не видела, мне никто ее не показал, что они там написали. Знаю, что половина сборной не стали подписывать эту бумагу, которую носила Кызайбай — есть аудиодоказательства, где девочки говорили, что Назым их просит и заставляет принудительно, чтобы они подписывали против меня петицию.

— Ситуация выглядит очень комично, если не вникать в суть: два высокопоставленных спортивных чиновника специально прилетают, чтобы сообщить о достаточно будничном, по факту, рабочем моменте — исключении спортсмена из национальной сборной страны. Чем Вы так не угодили лично Бахтияру Артаеву и Маратбеку Мыктыбекову, интересно?
— Да, действительно, как я писала в своем посте, в 19:00 нам Шамиль Сафииуллин объявил, что едет руководство и будет собрание. Руководство приехало примерно в 20:20 — и сразу начали с того, что просто зачитали приказ о моем исключении. Встала Назым Кызайбай вместе с ее соратницами, похлопали. Я стала вопросы задавать Мыктыбекову: «Где я кому-то угрожала?! Покажите, где эти угрозы?! Где факты, основания?!». Он просто меня затыкал и говорил: «Встретимся в суде. Если хочешь разбираться — судись с мной». Оснований никаких не было. Также я подошла к Бахтияру Артаеву — он сказал, что меня можно убрать даже за это — за то, что подошла к нему! Вот такое предвзятое отношение. Почему такое происходит?! Я сама в шоке... Не знаю и не понимаю.

— Вообще, на Вашей памяти, когда-нибудь исключали спортсменок из национальной сборной на основании каких-то жалоб на них других членов команды?
— На моей памяти такого, чтобы кого-то так исключали из состава сборной, за 13 лет не было.

Когда приехали на собрание Артаев и Мыктыбеков, я, на самом деле, была в таком шоке, что меня дисквалифицировали... Когда прошло дня два, прослушала запись эту — и поняла, что у меня контракт с Национальным Олимпийским Комитетом, и поэтому хочу обратиться к Тимуру Аскаровичу Кулибаеву — вот, такое происходит, хотя у меня контракт именно с ними, я работаю в НОК: Казахстанская Федерация бокса не могла меня дисквалифицировать никак, потому что я с ними не имею ни договора, ни контракта никакого — и, по факту, они не имели никакого права меня никак дисквалифицировать и прилюдно вот так унижать мои честь и достоинство, потому что я работаю в НОК.

Знаете, я даже не ознакомлена ни с какой бумагой, что меня исключили за что-либо. Мне не давали документ — кто подписал, как это происходило.

— Правильно ли я понимаю: фигурантки того самого обращение в верха спортивной власти успели уже отказаться от своих слов?

— Еще раз объясняю: я не видела никакой бумаги, где они писали обращение к Мыктыбекову и Артаеву насчет меня. Я не видела ничего — никаких подписей. Я не знаю, что они там написали. Вот слова Мыктыбекова — Вы слышали, что он говорит, за что меня исключили. Но я прошу показать доказательства! И девочки мне лично в лицо даже слова не сказали. Знаю, за моей спиной ходили что-то подписывали, но в лицо мне никто ничего не сказал. И никаких доказательств не имеется вообще.

— Вообще, как можно понять, психологическая атмосфера сейчас в женской сборной Казахстана очень нездоровая?
— Обстановка, которую создает Кызайбай, очень нервная. Она запрещает всем девочкам общаться со мной. Если кто-то ко мне подходит просто поговорить, она запрещает общаться.

Также вот эта нервозность отразилось на тренере. Он постоянно говорит: как ни подойду к комнате, всегда волосы какие-либо обнаруживаю. Ручка намазана чем-то с запахом... А потом он обнаружил соль. И в таком нервозном, нервном состоянии он пошел и высыпал Кызайбай эту соль обратно. Я стою на видео и просто говорю ему: «Не надо поддаваться на ее провокации».

Что делает Кызайбай? Она идет к айтишнику «Ак Булака», обманывает его заведомо — говорит, что кто-то вошел к ней в комнату и совершил кражу вещей. Никакой официальной бумаги Кызайбай не писала, чтобы официально взять видеоматериал. Директор Елена Васильевна Те была не в курсе. Айтишник сам самовольно посадил ее за компьютер и ушел. Она сама перезаписывала на свой телефон и монтировала — и ушла. Запись разговора с айтишником имеется — сделали запись вынужденно, чтобы защититься.

После этого Кызайбай самовольно собирает собрание. Там показывает это видео — обвиняет меня в колдовстве! Говорит, что мы насыпали ей соль, плачет, орет и матерится. При этом говорит Ерику Алгабеку: «Вы точно уже уволены. Уходя из сборной, исключите ее!». Алгабек сказал, что это не основание меня убирать.
Все это происходит в караоке зале, она сидит на кортах диктует главному тренеру, что делать — у меня сложилось впечатление, будто я не в сборной, а на какой-то зоне. Увидев эту картину, мы с тренером вышли и покинули помещение.

На следующий день, чтобы доказать свою правоту, мы официально обратились к менеджеру базы, зовут ее Ксения. Мы у Ксении попросили предоставить и нам видеоматериал, где Кызайбай подходит к комнате тренера, дергает ручку. Постоянно подходит к балкону, стоит возле окна заглядывает. Но Ксения ответила, что мы должны официально написать обращение, чтобы нам дали видео. На имя директора мы написали письмо. Также тренер попросил в письме, чтобы предоставили видео, как Балкибекова и Кызайбай выходили из комнаты с прозрачным пакетом с какими-то капельницами и флаконами. Все это они принесли в клинику Центр спортивной медицины, реабилитации и подготовки «PROSPORT». Но руководством в лице директора Те Е.В. даже в просмотре видео нам было отказано. Она сказала: «Мы не имеем право давать видеоматериал кому-либо». В то же время Сергей, айтишник, показал нам чат с менеджером Ксенией, где Ксения говорит: «У Назым что-то украли. Позвони ей и предоставь видео». Все там решили без директора базы «Ак Булак».

— Как мог допустить все это наставник сборной Ерик Алгабек? Пытался ли он как-то исправлять ситуацию?
— Но Ерик Алгабек этого и не допускал. Он был категорически против ее поведения — Назым самовольно собрала собрание, устроила бунт, позвала почти всю команду, создала такую нервозную обстановку. Я не понимала, как она может себе позволить так себя вести, пока не приехали Мыктыбеков с Артаевым и не зачитали незаконный приказ о моем исключении. И потом я вспомнила ситуацию на собрании, где Назым при девочках говорила (даже имеется запись): «Ерик Алгабек. Вы все равно уйдете — Вас все равно уберут, Вас увольняют, все, —Вы уберите Лукас, потащите за собой». На что Ерик Алгабек сказал: «Я не могу ее дисквалифицировать, исключить — потому что не за что. Что Вы придумали, вообще, за ерунду — с каким-то видео, с какими-то петициями!». Тренер был категорически против этого всего. И потом, на следующий день, Назым объявила бойкот Алгабеку, сняла шлем — сказала: «Все, я отказываюсь боксировать!». И все девчонки пошли вслед за ней. Потому что она чувствовала поддержку Мыктыбекова и Артаева. А они не разобрались в ситуации, не выслушали меня — просто взяли и исключили при всей команде, унизили меня при всех.

— Женская команда, по факту, провалилась в олимпийском цикле, завоевав лишь одну лицензию. Вам не кажется сейчас, что кому-то срочно понадобилось отыскать козла отпущения — и примерно наказать? Или у того, что творится, уши растут из другого места?
— Знаете, — я думаю, что, возможно, так и есть, потому что на протяжении всего лета Кызайбай продолжала клеветать и обвинять меня в том, что, якобы, это из-за меня она не попала на Олимпиаду. Еще раз могу повторить: на Олимпийские Игры, на лицензионный турнир она не попала потому, что проиграла в 2017 году чемпионат Азии, в 2018-м — Азиатские Игры, в 2019-м — чемпионат Азии в Таиланде и чемпионат Мира в Улан-Удэ. По этому факту она не поехала на Олимпиаду. Но продолжала обвинять меня в СМИ. Я попросила Мыктыбекова и Артаева убедить Назым не клеветать на меня, на что они никак не отреагировали.

Думаю, — да, так и есть: они нашли во мне козла отпущения.

— Что Вы намерены делать в создавшейся ситуации?
— Я планирую восстановиться в должности. Они просто устроили судилище. Артаев и Мыктыбеков, используя свое служебное положение, приехали зачитали документ. Я буду стараться и доказывать свою правоту, потому что это обидно и больно... Мои родители в шоке, им тоже больно... Я буду бороться. 

sports.kz

Подписывайтесь на главные новости
казахстанского спорта в Telegram

t.me/allsportskz

Смотрите также

Комментарии

Сделать ставку
Комментировать могут только авторизованные пользователи, войдите или зарегистрируйтесь
Больше новостей

Опрос

Кто выиграет третий бой Геннадий Головкин — Сауль Альварес?

Наверх