SPORTS.KZ
Sports.kz
Дата от   до
19 августа 2016 (16:17)

Евгений Калакуцкий: «Нужно менять всю систему управления ФФК»

Евгений Калакуцкий: «Нужно менять всю систему управления ФФК»

Как хорошо известно казахстанским поклонникам игры миллионов, вчера в Шымкенте состоялась Конференция Федерации футбола страны. На таком значимом мероприятии должны предлагаться важные решения, которые, в идеале, закладывают основу для развития вида спорта № 1 в государстве на долгие годы. Однако до сих пор мы практически ничего о судьбоносных для нашего футбола резолюциях, принятых на этом мероприятии, не услышали. 

О том, как проходила Конференция Федерации футбола Казахстана, корреспондент республиканского интернет-портала Sports.kz попросил рассказать ее участника — советника руководителя ФК «Кайрат» (Алматы) Евгения Калакуцкого.

— Евгений Геннадьевич, насколько я знаю, Конференция ФФК начала Вас сильно удивлять еще до своего открытия?
— Я впервые в жизни участвовал в мероприятии спортивной Федерации, где все было организовано как на режимном объекте. Вокруг Футбольного центра БИИК находилось много полицейских автомобилей и машин ГАИ, внутри помещения, где проходила Конференция, и на территории присутствовало человек 50 сотрудников полиции. Не знаю, может, было какое-то сообщение о готовящемся террористическом акте?..

Мы с генеральным директором ФК «Кайрат» Маликом Булатовичем Кушалиевым прибыли примерно за час до начала с пониманием того, что у нас есть один голос и один делегат. Даже сомнений не было, что руководителя клуба не пропустят на Конференцию. Повестка дня предусматривала много вопросов, и нам нужно было советоваться между собой по каждому из них.

Но генерального директора ФК «Кайрат» не пустили на Конференцию — это уму непостижимо! Малик Булатович говорил, что здесь подобное возможно, однако я в это не верил. Нигде, ни в ФИФА, ни в УЕФА, ни даже в РФС, где все достаточно цинично, но при этом и строго в правовых рамках, до подобного никто бы не додумался.

Внутри здания, где проходила Конференция, всех допущенных туда тщательно обыскивали. По сравнению с тем, что было там, обыск в аэропорту — какая-то ерунда. Всем предлагали сдать телефоны. Я попытался отказаться — это мой телефон, почему я должен его кому-то сдавать?! Но так меня бы просто не пустили в зал. Невероятная глупость — однако был вынужден подчиниться.

— Быть может, внутри все происходило более цивилизованно?
— Сидящие в президиуме пользовались микрофонами, для тех же, кто находился в зале, ничего подобного предусмотрено не было. Мне «досталось» место в самом конце зала, из-за чего, чтобы быть услышанным, очень сильно приходилось напрягать голос.

Материалы Конференции до ее начала удалось получить только благодаря собственной напористости — иначе добраться до них было бы практически невозможно. И тут обнаружилось весьма, мягко говоря, неприятное обстоятельство: повестка дня мероприятия очень сильно отличалась от той, что мы получили за три дня до Конференции. А ведь это вступает в прямое противоречие с Уставом ФФК — раздел 9.4. Это циничное и грубейшее нарушение.

Мои попытки обратить внимание собравшихся на это, к удивлению, никого из них не заинтересовали. Как я понял, члены ФФК очень любят голосовать, а не высказываться или слушать выступающих. Только и было слышно: «Давайте голосовать, давайте голосовать». Какие-то чемпионы Мира по голосованию. Между тем, в повестку дня внезапно были незаконно добавлены очень важные пункты — такие, как внесение изменений и дополнений в Устав и Избирательный Регламент, в правила проведения Конференции ФФК, в вопросы смены членов Исполнительного Комитета ФФК. Не хватало только пункта о смене президента национальной Федерации футбола.

— Видимо, и других вопросов для обсуждения хватало? Мероприятие, наверное, затянулось надолго?
— Все проходило очень быстро — вся Конференция уложилась в два часа. Вступительное слово президента ФФК сводилось к тому, что сейчас, мол, мы хорошо поработаем и выведем наш футбол на совсем другой уровень. Я пытался что-то говорить, обращать внимание присутствующих на очень важные моменты, но тщетно. Разговаривал прежде с местными реалистами и ожидал какого-то сочувствия в зале — но даже полусочувствующих не заметил. Говорил им: «Ау, люди, — это все, что принимается сейчас, наложит отпечаток на казахстанский футбол на долгие-долгие годы!» И слышал в ответ реплики с мест — «Хватит умничать!», «Вы что, нас за быдло считаете?!», «Мы тоже читать умеем!».

Меня посчитали жутким хамом — ведь я перебивал самого президента ФФК! Как такое вообще возможно?! Как я понял, Конференция Федерации футбола Казахстана — это мероприятие для ушей, а не для головного мозга и речевого аппарата.

Первый руководитель Федерации сказал, что я, похоже, сам хочу вести Конференцию — по каждому вопросу выступаю. Да, говорю, считаю необходимым выступить по каждому волнующему меня вопросу.

С каждой новой минутой ненависть собравшихся ко мне возрастала в геометрической прогрессии. Это меня, надо сказать, покоробило, — как и уровень делегатов Конференции, который во всех аспектах был близок к нулю. Любое мое замечание продолжительностью в 10-20 секунд вызывало шквал негодования. А ведь мне хотелось только того, чтобы меня выслушали и, возможно, хоть о чем-то задумались.

— Известно, что Вы участвовали в разработке Стратегии развития футбола в России, взятой за основу ФФК для собственного документа с похожим названием. Уж по этому моменту к Вам-то, думаю, прислушались?
— Стратегию развития футбола в Казахстане обсуждали в середине Конференции. Мне было обещано там слово. Дождался. Но тут президент ФФК повел свои обычные речи — все застроим, Исландия/Англия/Германия, повышение доли занимающихся... Наконец, выдалась пауза, в которую мне удалось вклиниться. Начал рассказывать о том, что основная часть этого документа бессовестно переписана с той Стратегии, в составлении которой я принимал участие. Сказал, что любой опыт надо перенимать с умом. Заметил, что, в целом, отношусь к данной Стратегии положительно, однако для ее выполнения не предусмотрено никакого ресурсного обеспечения. Заявил, что нужно больше конкретики. Что сравнения с другими странами некорректны. Меня всячески пытались сбивать с мысли, переходили на личности.

Вопросов много пытался поднимать — о составе Исполкома, о Комитетах и Комиссиях. Но собравшимся это все было неинтересно. Не увидел заинтересованности в выслушивающих данные моменты, их желания разобраться в поднимаемых вопросах. Это очень меня удивило. Они просто слышать ничего не хотели — как будто знали ответы на все вопросы заранее. Наверное, очень грамотные люди собрались на этой Конференции.

— Какие, в итоге, впечатления остались у Вас от этого мероприятия?
— Впечатление от всего, конечно, осталось троякое. Очень много циничной лжи и беспринципности. Даже один только такой момент: выходит мальчик-юрист — и просто нагло врет мне в лицо...

— Но нужно ведь что-то с этим всем делать? Надо что-то как-то менять? Обращаться куда-то?
— К кому взывать? Я прямо сказал Кожагапанову: заявляемый им новый вектор развития надо начинать с правового уважения, с того, чтобы начать жить по принятым Уставам. Но даже реакции никакой на это не услышал.

Что с этим делать? Как бороться? Нормальные цивилизованные рычаги не работают — пишем письма в ФФК, но их просто игнорируют. Можно обратиться в Министерство юстиции — сделать запрос о многократных циничных нарушениях уставных норм юридическим лицом. Остаются еще ФИФА, УЕФА, Лозанна, CAS. Но не я принимаю решения в клубе. Будем анализировать сложившуюся ситуацию, обсуждать ее с юристами. С такой неграмотностью и циничностью, как в ФФК, я нигде никогда не сталкивался. Тоже опыт, однако!

Нужно менять всю систему управления Федерации футбола, с самых корней. Сам принятый сейчас механизм принятия решений приводит к формализму. А пока все так, как сейчас, — ничего путного не выйдет. 

sports.kz

Подписывайтесь на главные новости
казахстанского спорта в Telegram

t.me/allsportskz

Смотрите также

Комментарии

Сделать ставку
Комментировать могут только авторизованные пользователи, войдите или зарегистрируйтесь
Больше новостей

Статистика


Опрос

Стоит ли урезать бюджеты казахстанским футбольным клубам?

Наверх