Sports.kz
Дата от   до
17 декабря 2020 (20:39)

«Братан, ты же не бедствуешь». Экс-чемпион Мира среди профи из Казахстана призвал Головкина уйти на пенсию, пока не настучали по голове

«Братан, ты же не бедствуешь». Экс-чемпион Мира среди профи из Казахстана призвал Головкина уйти на пенсию, пока не настучали по голове

Не за горами долгожданный бой чемпиона Мира в среднем весе по версиям IBF и IBO казахстанца Геннадия Головкина (40-1-1, 35 КО), который 18 декабря на арене Seminole Hard Rock Hotel & Casino, в Голливуде, штат Флорида, США, будет отстаивать свои титулы в противостоянии с польским претендентом Камилом Шереметой (21-0, 5 КО). Спортсмены уже подошли к финальному этапу подготовки к предстоящему рандеву, а любители бокса с нетерпением ждут одного из самых громких событий в профи боксе в уходящем году.

Корреспондент республиканского интернет-портала Sports.kz решил связаться с бронзовым призером Олимпийских Игр в Афинах, серебряным медалистом любительского чемпионата Мира, чемпионом Европы среди любителей, бывшим чемпионом Мира среди профессионалов по версии WBC уроженцем Акмолинской области Виталием Тайбертом, который тренировался вместе с Геннадием Головкиным на заре его карьеры профи в Германии, чтобы узнать мнение нашего бывшего земляка о сегодняшнем состоянии прославленного казахстанца и его ожиданиях от грядущего боя.

— Виталий, по Вашему мнению, могут ли возникнуть трудности у Геннадия из-за длительного простоя в карьере?

— Могут быть проблемы — и большие. Все зависит от того, как он тренировался все это время, как работал над собой. Если регулярно это делал, не отдыхал, тогда меньше трудностей будет, но если большой перерыв себе давал и вообще не тренировался, только форму поддерживал, то будет сложно. Ну, и не будем забывать, что он возрастной уже — мой одногодка, мы вместе тренировались, жили в одной квартире, потом он уехал в Америку. Но я уже сколько лет не боксирую, хотя я легковес. У нас можно боксировать до определенного возраста — до 30-32 лет. Если ты техничный, то можно и до 35-ти, но дальше уже тяжело. Гене — уже 38, и в последних боях уже было видно, что это влияло. Он уже не тот, его лучшие времена прошли. Конечно, он еще сильный, — если бы был моложе, то мог бы и у Альвареса выиграть. Я его давно знаю — с юниоров знакомы, и у него был другой стиль. Сейчас он больше на силу работает, а из-за этого организм изнашивается. Недавно смотрел бой Майка Тайсона и Роя Джонса — они, вроде, хорошие еще, но не такие мощные и взрывные, как раньше.

— На Ваш взгляд, как-то можно нивелировать возрастной фактор?
— Да никак. У тебя теряются концентрация, скорость, мощность, быстрота. Теряется много компонентов. Единственное, чем он может выравнивать, — это своим опытом. Для опыта надо боксировать технично, это значит — не обязательно всегда лезть вперед, не обязательно стараться сломать соперника, так ты не победишь. Нужно хитро боксировать, надо универсально работать. Гена всегда был универсальным, а в профессиональном боксе стал нокаутером. Так как он работает в этом стиле, ему будет очень тяжело перестраиваться — уже на протяжении многих лет завис на этом, а раньше Гена мог работать в разных стилях: на дистанции, на средней дистанции, на ближней, быть нокаутером, работать на контратаке. Во всех стилях он мог делать все, что хотел. Это у него в любителях была очень хорошая казахская школа, а казахская школа — универсальная. Раньше Гена мог перестроиться, провалиться, контратаковать. Почему он Альваресу проиграл?.. Тот начал видеть, что Гена в одном стиле работает, только вперед идет и делает практически одно и то же — тем самым начал ловить его на контратаках.

— Думаете, карьера Головкина пошла на спад после поединков с «Канело»?
— Я знаю его лучшие годы, знаю, как он может вообще боксировать. Его карьера до этого пошла на спад. Он мог бы еще сильнее боксировать — боксировать так, что и рядом никто бы не стоял, но он выбрал такой путь, чтобы только вперед идти, только бить, избивать и убивать всех. А бокс — это искусство: не просто физически ломать всех, а надо показывать движения. Он это мог делать, но немного подзабыл.

Первый бой, может, он и не проиграл, но второй уже — да, потому что Альварес изучил его, а Гена — нет. Тот стал ловить его ошибки, стал его читать, работал чуть хитрее.

— По Вашему мнению, как долго Геннадий еще сможет продержаться на нынешнем уровне?
— Считаю, что ему вообще потихоньку надо завязывать, потому что уже опасно. Он не бережет себя: идет вперед бить — и пропускает много ударов. В этом возрасте становится уже опасно, кто-то в кому впадает... Организм уже не молодой. Люди падают, умирают, становятся больными. Вот у меня есть друг близкий — Эдуард Гуткнехт (бывший немецкий профи, уроженец казахстанского Жетысая, Sports.kz), который также является другом Гены, — настучали ему по голове, такая шишка была, что еле спасли, но сейчас он больной. И таких боксеров много.

Бокс — это очень опасно, но опасность заключается в том, что у тебя может быть не тот тренер, который неправильно учит тебя. Ты по бою видишь, что у него шансов нет, и надо прекратить, — а сам боец не знает, когда ему остановиться, потому что он будет до конца, до смерти биться.

— На Ваш взгляд, у Головкина наблюдается застой в работе с Бэнксом?
— Я не хочу судить тренера сильно, потому что тренер — это одно, но и ты сам должен с тренером обсуждать детали. Это общая работа. Нет такого, что во всем виноват тренер. Они должны вместе работать. В основном, все зависит от спортсмена. Я всегда открыто говорил, если что-то не шло, всегда мог сказать, как я себя чувствую. А в плане тактики и техники — ты же в ринге, ты должен сам понимать, что это твоя голова, а не тренера, ты рискуешь жизнью и здоровьем и, соответственно, всегда должен обсуждать, делать что-то свое. Гена — сильная личность, и я таким же был. Мне тяжело было что-то сказать, потому что я делал то, что считаю правильным, поскольку в ринге я стоял, а не тренер. Он считает, что нужно делать так, как он видит, но я говорил, что этого не буду делать, потому что я не имею на это чувство.

Не могу сказать, что его тренер виноват. Если он застой получил, значит, не развивался. Гена в профи уже давно. Дело в том, что у него переклинило — перестал боксировать и просто пошел драться. Зачем?! Это у него психологически в голове переключилось. Он стал не более техничным, а физически сильным — бьет, ломает все. Но когда-то на сильного придет более сильный — и нужно другой стиль развивать, надо переключаться, а Гена привык первым номером работать. И это не тренера вина, а его самого.

— Чего ожидаете от казахстанца в предстоящем поединке?
— Про его соперника слышал, но его бои не наблюдал. Говорят, — вроде, сильный. Все будет зависеть от того, насколько Гена готов, насколько поляк физически готов, выдержит ли он давление Гены. Головкину становится с каждым годом тяжелее.

— Что может помочь Геннадию досрочно завершить бой?
— Будем надеяться, что соперник не так физически силен, как Гена. А если все по-другому, то будут проблемы.

— В последнее время ходят разговоры о возможности проведения поединке Геннадия Головкина против Джермалла Чарло. Если этот бой состоится, по силам ли будет казахстанцу одолеть американца?

— Раньше бы я сказал — да, а сейчас у меня все больше и больше сомнений, что он будет в будущем выигрывать. Ему пора завязывать — это сложно, но надо. Я бы сказал: «Братан, деньги есть, ты же не бедствуешь — займись семьей, бизнесом, играй в футбол, тренируйся для себя. Хватит на этом профессиональном уровне боксировать, потому что все сказывается на здоровье. Ну, это не нужно!». Многие спортсмены задаются вопросом: что с собой потом делать?.. Кто-то хочет дальше стоять на публике и быть знаменитым, чтобы все его видели?.. Никогда нельзя зазнаваться, каким бы ты чемпионом ни был, — всегда надо оставаться на земле, потому что через пять лет тебя все забудут. 

  • (50) Оцените статью
sports.kz
Сообщить об ошибке

Сообщить об ошибке

Подписывайтесь на главные новости
казахстанского спорта в Telegram

t.me/allsportskz

Смотрите также

Комментарии

Сделать ставку
Комментировать могут только авторизованные пользователи, войдите или зарегистрируйтесь
Больше новостей

Опрос

Кто выиграет третий бой Геннадий Головкин — Сауль Альварес?

Наверх