SPORTS.KZ
Sports.kz
Дата от   до

Интервью

Шишигина Ольга Шестое чувство Ольги Шишигиной / Шишигина Ольга

22 апреля 2009 Просмотры: 34381

Она — одна из самых узнаваемых женщин в нашей стране. И мало кто с этим сможет поспорить. Все преобразилось в один миг — после Олимпиады в Сиднее, где её олимпийский триумф стал триумфом всей жизни. Путь к главной спортивной цели был не самым простым, но все же самым главным достижением прославленная спортсменка называет свою семью. Мы продолжаем нашу традиционную пятничную рубрику «Один на один», и сегодня в гостях у «PROСПОРТ» Ольга Шишигина.

«Когда же это однообразие закончится?!»


— Ольга Васильевна, вам не раз приходилось отвечать на вопросы журналистов, но сегодня мы снова попросим вас рассказать, как все начиналось.
— Однажды к нам в школу на урок физкультуры пришел тренер одной из алматинских ДЮСШ по легкой атлетике. Посмотрев на нас, он пригласил меня прийти на тренировку. Так я пришла в спорт. В этом плане мне очень здорово помогли родители. Были моменты, когда мне не хотелось идти на занятия по легкой атлетике — плохая погода, отсутствие настроения, да мало ли причин у девочки, но они всегда настаивали на том, чтобы я ничего не пропускала и не думала бросать тренировки. «Раз начала заниматься-то нужно доводить дело до конца», — говорили они мне. Только благодаря этому я не ушла из спорта.

— Альтернативы легкой атлетике не было?
— Нет. Только бег.

— Почему именно бег с барьерами?
— Все обстоит довольно просто. Когда дети начинают заниматься легкой атлетикой, они начинают с многоборья: бег, прыжки, метания предметов. А тренера делают выводы — у кого где лучше получается. Вышло так, что у меня неплохие результаты были в спринте, но в беге с барьерами успехов было больше.

— В чем конкретно? Лучшая координация движений или все-таки спринтерский рывок?
— Здесь много технических нюансов. Конечно, и рывок, и скорость, и координация. Для бега с барьерами необходим совсем другой ритм. Не так как в гладком беге. Три шага, преодоление барьера, опять три шага, в общем, более разнообразно. Входишь в этот ритм, и у тебя появляется какой-то азарт. По крайней мере, у меня именно так и обстояло дело. Мне легче бежать с барьерами, чем гладкий спринт — бежишь, бежишь, бежишь и думаешь: «Господи, когда же это однообразие закончится?!». Хотя на все уходит чуть больше десяти секунд. (Улыбается.)

Союзные интриги


— Ваша первая крупная победа?
— В 1985 году я выиграла первые Всесоюзные юношеские игры. И сразу же попала в молодежную сборную СССР. Практически все время проводили на сборах. Ездили по всей стране. И Украина, и Беларусь, и Крым, Сочи, конечно же. Везде, где были хорошие спортивные базы.

— Какой была обстановка в команде?
— В сборной Союза обстановка была, так сказать, напряженной. Потому что все были между собой конкурентами. Нужно держать ухо востро, пытаться не влезать в какие-то интриги, хитросплетения. Все это было. Казахстанцев считали выходцами из периферии, а большинство спортсменов были из Центра: Москвы, Киева, Минска, Ленинграда и так далее. Им было легче и проще. Но есть другая особенность, на тот момент в молодежной команде нас было примерно 12 казахстанцев. Остальные спортсмены и тренеры были немного шокированы и прямо говорили: «Откуда вас столько? Нас и то меньше, а вы, да из Азии…». Вместе со мной тренировались Давыдова, Турчак, Савин и другие талантливые спортсмены. Все это говорит о том, что в то время казахстанская легкая атлетика переживала бурный рост, большой подъем, гремела на всю страну.

— Тяжело было совмещать большой спорт и личную жизнь? Тем более вам, девушке…
— Вы что думаете, я лишала себя радостей жизни? (Смеется.) Конечно же, нет. У меня были выходные дни, и суббота, и воскресенье. И я так же, как и другие, могла пойти на дискотеку, в кинотеатр, посидеть с друзьями, пообщаться. Не было такого, чтобы я занималась только бегом. Это же с ума можно свихнуться. Наверное, нет таких спортсменов, которые замыкаются в себе. Мы не отставали от жизни.

— Не было моментов, когда вы хотели бросить спорт?
— Были. И не раз. Например, в 1992 году, когда была большая неопределенность, когда распалась страна и было всем совсем не до спорта, мне все надоело, на спорт не могла смотреть. Ушла работать в детский сад. Меня хватило ненадолго, всего на два месяца. И вернулась обратно. Подумала, что легко уходить из спорта, не добившись результата. Не к лицу это. Мне стало жаль своего времени, которое я потратила на спорт.

— Тяжело давались первые большие успехи в спорте?
— Нет. Даже выступая на крупных турнирах, особого страха не ощущала. Например, на Азиатских играх в 1994 году в Хиросиме, где Казахстан впервые предстал как независимое государство, у меня, если можно так сказать, ставилась другая цель. Перед тем как уезжать в Японию, я встречалась с нашим министром спорта, и она у меня спросила о том, что мне нужно, для того чтобы завоевать золотую медаль. Я ответила, что совсем не лишней была бы квартира в Алматы. Она согласилась: «Золото — квартира». Министр присутствовала на трибуне, когда я выиграла, и после забега к ней подошла. Она мне моргнула, мол, все в порядке. Вскоре у меня был ордер на жилье.

Страна за меня не захотела бороться


— Сегодня многие не знают, а некоторые даже подзабыли, что олимпийская чемпионка Сиднея Ольга Шишигина в 1996 году попала в совсем неприятную историю — была дисквалифицирована на два года из-за положительного анализа на допинг-контроле. Для вас это не самый приятный период в жизни, но все же расскажите, как это случилось?
— Да, это неприятная тема. Большинство наших граждан считают, что допинг-контроль — это применение чего-то сверхъестественного. Запрещенными считаются несколько тысяч ингредиентов, которые могут находиться в допинг-препарате. Повторюсь, которые могут там находиться. На тот момент нам был запрещен аспирин, фурацимид, нафтизин, или глазолин, какие-то гормональные препараты, противозачаточные средства. И список можно перечислять очень долго. А спортсмены тоже же ведь люди, и как-то себя лечить нам просто необходимо. Иначе свалишься. Думаешь, авось пронесет. Авось проносит, да не всегда. Комиссия появляется в любой момент. Может взять пробы у победителя турнира, призера, у кого угодно, даже у спортсмена, не попавшего в десятку. Выбор определяется компьютером. То есть ты никогда не знаешь, чего ждать. На тот момент, когда комиссия взяла у меня анализ, я находилась в Алматы. После всего этого было такое ощущение, будто в душу наплевали. Если выражаться мягко.

— Что делали два этих года?
— Первое время, конечно, думала о том, что надо уходить. Пыталась оспорить решение ВАДА, но это было бесполезно. За меня моя страна не захотела бороться.

— Реально ли было добиться иного решения комиссии?
— Будем говорить, что у нас нет спортивных адвокатов.

— У нас — у спортсменов или у нас — в стране?
— В нашей стране нет. В России только теперь пытаются это дело наладить. У нас же это такие дебри, что не пером описать. Нет даже международного юриста. Да что там говорить, нет толковых спортивных врачей. Даже специальную медицинскую лабораторию купили за «бешеные» бабки. Стоит никому не нужная. Работает не на спортсменов, а на ту же ВАД, чтобы «сдать» атлетов. Это разве нормально? Не для этих же целей приобретали? Поэтому мы, спортсмены, здесь как бы жертвы. Два года я думала, что не вернусь в спорт. Но друзья, семья уговорили меня остаться — главной цели я так и не достигла, а ведь были и результаты, и успехи, и имя.

Азия?! Да легко!


— Вернувшись в большой спорт, вы в первый же год выиграли несколько крупных соревнований: Азиатские игры, чемпионат Азии…
— (Смеется.) Честно говоря, никогда не считала первенство континента сколько-нибудь крупным турниром. С моим рейтингом, с моим результатом выиграть Азию можно было на одной ноге с закрытыми глазами. Чуть выше по значимости, чем чемпионат страны. Для меня это был не показатель. Азиатские игры — это да. То есть сам статус соревнований также на голову выше. Сами азиаты к этим играм относятся, как к Олимпиаде.

— Как вы сейчас оцениваете обстановку в отечественной легкой атлетике, в вашей дисциплине?
— Как сказать? Появились новые талантливые девчонки. Но особой замены мне нет. На последнем мемориале Косанова я присутствовала и видела многих, есть результаты, но для международного уровня они слишком слабы.

— Олимпийские игры в Сиднее. Главная спортивная ступень в вашей жизни. Когда вы отправлялись на Игры, вы понимали, что от победы вас отделяют десяток с небольшим секунд?
— Конечно. До этого я уже выигрывала чемпионат мира, становилась победительницей и призером других крупнейших соревнований, ряд коммерческих турниров, предыдущий год я вообще один или два старта только проиграла. Поэтому после всех своих результатов в Сидней я ехала для того, чтобы зацепиться в любом случае за пьедестал, а возможно, и за золото. Тем более предыдущую Олимпиаду я пропустила. Хотя, на мой взгляд, могла бы добиться результата и там. Лицензия на 1996 год была у меня в кармане, и если бы не вся эта история… В общем, настроена была очень серьезно.

— Кардинально ли изменилась ваша жизнь после олимпийского триумфа?
— Конечно. Я стала более ответственной, сдержанной, поддерживала свой имидж. Личного времени стало меньше, зато больше независимости.

— Немного парадоксальная ситуация — до Сиднея вы выиграли не один десяток соревнований, очень крупных в том числе, и, тем не менее, вас знал только определенный круг людей. Ваши победные 12,65 изменили в этом плане абсолютно все.
— Это у нас так. В Европе все по-другому. С нами на соревнования передвигались толпы поклонников. Знали не только в лицо, но и кучу других вещей. Брали автографы и так далее. Причем некоторые из них рассказывали при этом, что в таком-то году на таком то турнире я выступала на, допустим, третьей дорожке в синей форме. Заняла такое-то место, и в числе призеров были такие-то и такие. Представляете?! Они следят за всем этим. У нас же на турнирах присутствуют практически только те, кому это нужно в связи с профессией, бывшие спортсмены, родственники и друзья соревнующихся.

Наркотическая ломка


— Кто-то знает, а кто-то нет. Золотая олимпийская медаль действительно золотая?
— Нет. Это, конечно же, символика. Там только напыление. Чисто золотые медали выдаются только в одном виде спорта — фигурном катании. Так что фигурникам в этом плане повезло больше. (Смеется.) Я иногда вожу с собой свое «золото». Просят показать.

— Вы завершили свою карьеру после чемпионата мира 2001 года, где заняли третье место. Вы понимали, что уже все достигнуто и следует перестроиться на другие рельсы?
— Я бы с удовольствием ещё бы побегала, но травма мне не давала возможности даже нормально тренироваться. В большей степени именно из-за этой причины я завершила спортивную карьеру.

— Реально ли избегать в большом спорте травм, в данном случае конкретно у вас?
— Травмы присутствуют во всех видах спорта. Даже обычные граждане могут в любой момент получить травму, занимаясь коньками, лыжами и многим другим. Вывихи, растяжения. Говорить о том, что большой спорт — травмоопасен, в корне неправильно. Если ты профессиональный атлет, то ты знаешь, как обращаться со своими мышцами, как нужно подходить к тренировкам, сколько времени достаточно для разминки и так далее. Если ты не подготовленным начинаешь бежать, то мышца может порваться, как резинка. В легкой атлетике травмы в основном идут из-за покрытия. Дорожки должны быть только резиновыми, причем разновидностей материала очень много. У нас же в стране нет нормальных условий для спортсменов. Мы практически бегаем по асфальту. После такой нагрузки на мышцы ноги не выдерживают. Это то же самое, что если бы борцы или каратисты бросали бы друг друга не на маты, а на землю. Нам же все время говорят, что покрытие очень дорогостоящее и его нам не могут постелить.

— Тяжело было осознавать, что спорт реально остался в прошлом?
— Я больше года выходила из прежней формы. Постепенно снижая нагрузки, иначе было нельзя. Во-первых, ты привыкаешь к этому. Я попробовала несколько дней не приходить на Центральный стадион, на пятые сутки я взвыла от боли и мигом примчалась туда. Мышцы начали просто выворачиваться. Наверное, эти ощущения схожи с наркотической ломкой. Не хватало прежних нагрузок. Начала бегать и чувствовала, как знакомое тепло растекалось по всему телу. Сейчас я хотя бы два-три раза в неделю хожу на тренировки.

Быть олимпиоником трудно


— Чего бы вы хотели ещё достичь в вашей спортивной карьере? Может быть, ещё раз подняться на олимпийский пьедестал?
— Нет. У меня не хватает двух медалей — золота летнего чемпионата мира и бронзы чемпионата мира в помещениях. А так у меня весь комплект главных спортивных наград. Так сказать, почти полный кавалер. (Смеется.) А про повторение Олимпиады… Могу сказать, что, уже имея статус олимпионика, очень трудно выступать на любых крупных турнирах, особенно на Играх. Потому что все тебя рассматривают уже как признанного мастера, и все думают, смогу ли я поддержать статус-кво. Все внимание прессы и зрителей идет именно на тебя. Очень тяжело психологически. Даже когда я выходила на Азиатские игры во второй раз, имея за плечами одну победу четырьмя годами раньше, и диктор объявил меня как победителя Азиады, то все смотрели на меня по-разному. Но я смогла поддержать свое реноме. И после Олимпиады в Сиднее на чемпионате мира 2001 года так же было тяжело. Самого себя можно съесть. Чувствуешь себя зажатой. И бег, и ритм, и чувства, в общем, все ощущения совсем другие. Нет прежней расслабленности.

— О чем думаете в момент бега?
— Только техническая часть. Как поставить правильно ногу, где рвануть, а где немножко придержать, хотя на моей дистанции особо много не подумаешь. Это все отработано. По сторонам нет времени оглядываться. Соперников чувствуешь каким-то боковым зрением, шестым чувством. Поэтому лидеров забега ставят на средние дорожки, то есть ты можешь, по крайней мере, чувствовать хотя бы двух соперников. Их дыхание, топот ног.

— Вас удивил результат последней Олимпиады, когда Рыпакова стала четвертой, а Аитова прошла в финал и вошла в десятку?
— Да. Это было просто супер. Безусловно это достижение для нашей легкой атлетики. Они подняли казахстанский рейтинг и заслуженно на данный момент являются флагманом отечественного спорта. Неплохо в последнее время прогрессируют и мужчины в четырехсотметровке. Для Казахстана, чемпионата Азии их результаты выглядят впечатляющими. Но для международного уровня все ещё не годятся. Неплохо пошла мужская «высота».

Думаю, что у некоторых спортсменов все ещё впереди. Есть молодежь, но им нужно работать, и, возможно, лавры им ещё достанутся. Легкая атлетика — в принципе возрастной вид спорта. Настоящие успехи приходят к спортсменам ближе к тридцати годам. Я стала олимпийской чемпионкой в 32 года. Поэтому, выезжая на крупные турниры в 20–22 года, они выглядят на фоне остальных цыплятами. Массы не хватает, мышц. Сразу же заметно, какой спортсмен сколько выступает.

— Меня всегда поражало, насколько легкоатлеты выглядят «прокачанными». Казалось бы, упор, и вся мышечная масса должна идти на ноги…
— Почему? Руки у нас ведь тоже работают. Я же должна в низком старте удержать свой вес. Туловище держится именно руками. Тем более руки задают темп ногам, и все время, пока бежишь дистанцию, руки работают.

О личном


— Чем вы сейчас занимаетесь?
— Я помогаю нашим тренерам в подготовке спортсменов на барьерах и в качестве общественной нагрузки занимаюсь привлечением граждан в спорт.

— Ольга Шишигина любит готовить?
— Мне нравится заниматься домашними делами. Люблю поражать своих гостей чем-то особенным. Люблю мясные блюда. Даже будучи спортсменкой, я никогда себя не ограничивала ни в чем. Ела и сладкое, и мясное, и мучное, и печеное. В легкой атлетике мало кто придерживается диеты. Только «высотники» и прыгуны время от времени контролируют вес.

— Ваш любимый цвет?
— Хаки.

— Самое яркое событие в вашей жизни.
— Рождение ребенка. Ещё запоминающимся стало белое свадебное платье. А потом только победы.

— Что вас поразило на Пекинской Олимпиаде?
-То, что я впервые оказалась в качестве зрителя. Будучи спортсменкой, мне не удавалось присутствовать на трибуне. Потому что слишком много можно потратить эмоций и их не хватит на старт. Тем более у меня всегда получалось так, что мой вид проходил в последние дни. И здесь впервые я наблюдала за происходящим. Очень много встретила своих бывших соперниц, которые также закончили карьеру. Они были удивлены и рады. Встречи были действительно теплыми.

— Что необходимо для того, чтобы стать успешным спортсменом?
— Природные данные. Хороший тренер. Собственные упорство и стремление.

Автор: Дамир Серикпаев
Источник: prosportkz.kz

Комментарии

Сделать ставку
Комментировать могут только авторизованные пользователи, войдите или зарегистрируйтесь

Хроника дня

Календарь новостей

ПНВТСРЧТПТСБВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Больше новостей

Опрос

Назовите самый популярный вид спорта в Казахстане?

Наверх