SPORTS.KZ
Sports.kz
Дата от   до

Интервью

Юрий Красножан Миссия Юрия Красножана / Юрий Красножан

27 августа 2014 Просмотры: 9675

Совсем скоро, 9 сентября, национальная сборная Казахстана по футболу примет старт в новом отборочном цикле — к Евро-2016. Играть она будет под руководством известного российского специалиста Юрия Красножана, назначенного на пост главного тренера в нынешнем году. Мы решили поговорить с ним о принципах, которых он собирается придерживаться в своей работе. Но беседа вышла за рамки обозначенной темы, подведя к разговору о проблемах и перспективах казахстанского футбола в целом. 

В бой пойдут и «старики»....

— Юрий Анатольевич, после июньского товарищеского матча с венграми, проигранного со счетом 0:3, в болельщицкой среде было много комментариев такого рода: Красножан, наверное, схватился за голову, увидев, с каким человеческим «материалом» ему придется работать. А какие мысли у вас были на самом деле?
— За голову я не хватался, поскольку знал, на что шел, и иллюзий не строил. Мой контракт рассчитан на долгий период. Понятно, что главное — это ответственность за выступления сборной, за ее результаты. Но не менее важная моя задача связана с участием в работе по развитию казахстанского футбола. В той самой работе, которая должна привести к созданию предпосылок для будущих успехов. И я принял предложение федерации в том числе и потому, что мне импонирует ее подход, ее стремление к развитию.

— Сразу после жеребьевки отборочного турнира тогдашний генсек ФФК сказал, что задача-максимум — попасть на Евро-2016, а задача-минимум — занять в группе 4-е место. На ваш взгляд, это реальные задачи?

— А как вы считаете?

— Уверен, что в финальную часть мы не попадем ни при каких обстоятельствах. В лучшем случае обойдем латышей, а если произойдет чудо — еще и исландцев. 4-е место в отборочной группе после сборных Голландии, Чехии и Турции будет супердостижением, за которое вас можно будет носить на руках. А задача-минимум — набрать за весь цикл 4-5 очков, что тоже очень непросто. Разве не так?
— Вот вы категорично утверждаете, что мы ни за что не пробьемся на Евро-2016. А я оставляю один процент на то, что мы сможем. Во всяком случае, очень хочу этого и буду делать все от меня зависящее. А если не получится, но будет заметен прогресс, команда обретет свое лицо, то будет смысл продолжить работу дальше. Разумеется, это зависит и от того, как оценят мою работу федерация, футбольная общественность.

— В этой связи такой вопрос. Можно гнаться за 4-м или 5-м местом, а можно строить команду с более серьезными задачами на перспективу, благо талантливая молодежь в Казахстане наконец-то появляется. Такой курс был выбран пять-шесть лет назад, но после нескольких крупных поражений от него отказались. Вернули «стариков», прибегли к натурализации иностранных футболистов, однако команда лучше играть не стала. К тому же старожилы сборной, в отличие от молодых, уже не в состоянии прогрессировать, у них сформировалась пораженческая психология. В этом плане состав, выбранный вами на матч с таджиками, обнадежил: за исключением двоих-троих, на поле вышли футболисты в возрасте от 20 до 25 лет... Это ваш принцип формирования команды, или просто так совпало?

— Вы обозначили два пути: первый — использовать лучших на сегодняшний день футболистов Казахстана, второй — пренебречь теми из них, кто уже в возрасте, и дать шанс молодым. Для себя я ответил на этот вопрос так: здесь должен быть симбиоз. Например, голландцев наша молодежь видела только по телевизору, и, находясь под впечатлением от их игры на чемпионате мира, она может выйти на поле против них несколько зажатой. А вот многое повидавшие футболисты, которых уже ничем не удивишь, способны вывести ее из этого состояния. Несмотря даже на тот отрицательный опыт выступлений в сборной, о котором вы упомянули. Нельзя отказываться от игроков, которые могут стать такой опорой для молодежи. «Дядьки», «деды» — называйте их как хотите. К примеру, смогли бы развиваться в «Кайрате» Исламхан, Дарабаев, Куантаев, Байтана, Лунин, не будь там Смакова? Он им в коллективе создал ту атмосферу, при которой на них нет давления, но есть поддержка. Поэтому нам сейчас очень важно разобраться, кто из таких футболистов может взять на себя эту роль в сборной. И контуры уже вырисовываются. В общем, грешно отказываться от тех, кто может помочь, но и молодым нельзя закрывать дорогу. Поэтому здесь нужно найти оптимальный баланс.

И опыт, сын ошибок трудных...

— Как вы относитесь к разговорам о низком уровне казахстанских игроков?
— Это не их вина. Ведь сегодняшнее поколение — это те, кто вырос в годы, последовавшие после распада СССР и развала той системы подготовки, которая существовала. Тем не менее, многие из них хотят развиваться, работают над собой.

— А пробелы в их футбольном образовании можно устранить?

— В Бельгии, да и в ряде других стран применяются так называемые программы коррекции. Но эти методики рассчитаны на юных футболистов в возрасте от 14 до 18 лет с целью дать им то, что они по каким-то причинам недополучили ранее. Что же касается игроков старше 25 лет... Конечно, есть примеры, доказывающие, что такое возможно. Но это требует кропотливой самостоятельной работы, причем она должна вестись в правильном направлении. Именно на такую серьезную индивидуальную работу мы сегодня мотивируем игроков сборной.

— Мы часто сетуем на невостребованность наших футболистов за рубежом. Их почти не приглашают в более сильные чемпионаты, а если приглашают, то они больше сидят в запасе, чем играют. Например, была неудачная попытка Исламхана закрепиться в «Кубани». Вы там с ним разминулись, поэтому, наверное, не знаете деталей. Но все же, почему, на ваш взгляд, у него не сложилось?

— Видимо, на тот момент еще не пришло время ему заиграть. Ведь через несколько месяцев он вернулся в Казахстан, полгода был в «Астане», но тоже редко выходил на поле. К тому же «Кубань» решала свои серьезные задачи и, скорее всего, делала ставку на опытных, проверенных игроков. Но даже при этом процесс формирования Исламхана как футболиста там продолжался, и этот опыт, думаю, был для него полезным.

— Сейчас он имеет постоянную игровую практику, во многом определяет игру «Кайрата» в атаке, хотя и является самым юным в команде. Если его снова позовут в российскую премьер-лигу или в другой более сильный чемпионат, то стоит ли ему рискнуть?
— Думаю, стоит.

— Даже если существует вероятность того, что он там будет сидеть на скамейке запасных?
— Знаете, на мой взгляд, заслуживает уважения поступок еще одного молодого казахстанского футболиста — Хижниченко. Я не имею представления о том, сколько он зарабатывает в польской «Короне», но предполагаю, что в том же карагандинском «Шахтере» он бы получал больше. А Сергей поставил во главу угла карьеру, профессиональный рост. Да, пока он не сумел там проявить себя так, как хотелось бы и ему, и нам. Может, сказываются трудности адаптации, может, где-то уступает другим в конкуренции. Но тот опыт, который он получит, даже чисто житейский, пойдет на пользу ему, а значит, и сборной Казахстана.

— Понятие «базовый клуб сборной» еще сохраняет свою актуальность? Или в нынешних условиях на нем можно поставить крест?
— В Казахстане присутствует такой момент, как единое начало. К нему можно относиться по-разному, в этом есть и позитив, и негатив, но такова данность, которая делает реальным создание базового клуба. Но это с одной стороны. А с другой... Допустим, примут решение, что сборная будет формироваться на базе «Шахтера». Отдаст ли «Актобе» ему Логвиненко, а «Кайрат» — Исламхана? И потом, в базовом клубе «сборники» придут на места легионеров, а без последних тяжело будет в еврокубковых турнирах. Поэтому более приемлемым я считаю блочный подход. Например, в «Актобе» сегодня группу обороны составляют в основном те, кто может выступать за сборную Казахстана — Логвиненко, Мулдаров, Мирошниченко, Коробкин, Тагыберген. В «Кайрате», «Шахтере» и «Астане», наоборот, «сборники» играют в основном в группе атаки — Исламхан, Дарабаев, Конысбаев, Джолчиев, Нусербаев, Муртазаев и другие. Тогда как легионеры определяют игру «Актобе» в атаке и «Шахтера» в обороне. И такое блочное комплектование может создать предпосылки для более успешных выступлений и клубов, и сборной. А если еще они будут играть по схожим принципам, то вообще будет замечательно. Но это в идеале...

Суха теория, мой друг...

— Пожалуй, никогда прежде, даже в матчах со слабыми командами, сборная Казахстана не играла с тремя защитниками. И вот против таджиков вы применили схему 3-4-3. С другой стороны, при атаке соперника она трансформировалась в 5-4-1, то есть в расстановку, успешно апробированную «Шахтером» год назад в еврокубковых поединках.

— А недавно «Астана» в гостевом матче со шведским АИК тоже попробовала сыграть с тремя защитниками, и получилось очень удачно...

— Да. Так вот, может, с учетом уровня наших футболистов эта схема может стать универсальной для выступлений казахстанских клубов и сборных на международном уровне?
— Кто-то когда-то придумал обозначать расположение футболистов на поле цифрами. Но это просто средство, которое позволяет лучше и доступнее объяснить построение игры. На самом деле это лишь базовая схема, которая по ходу матча постоянно меняется. Поэтому важна не сама схема, а ее наполнение.

Из чего мы исходим при выборе базовой расстановки? Из возможностей футболистов. Какова цель? Использовать лучшие их качества и нивелировать недостатки в интересах командной игры. Например, сегодня не мешало бы укрепить центр обороны. Если пока невозможно усилить его качественно, то для начала можно усилить количественно. Отсюда третий защитник. При этом сейчас в Казахстане есть футболисты, способные работать на флангах по всей длине поля — Шомко, Суюмбаев, Мирошниченко, Куантаев. И есть группа игроков, формально полузащитников, обладающих хорошим атакующим потенциалом, но, возможно, не столь сильных в оборонительном плане, — Исламхан, Джолчиев, Дарабаев, Конысбаев... И для такого набора исполнителей нужно найти оптимальную модель.

— Плюс с учетом конкретного соперника?
— Не учитывать особенности игры соперника — это непрофессиональный подход. Но и только подстраиваться под противника — непрофессионально. У команды должна быть своя философия игры, и мы пытаемся ее привить. Сегодня футбол немного развернулся в сторону атаки. Это не то, чтобы повсеместная практика, но такая тенденция присутствует, и она просматривалась на недавнем чемпионате мира. Есть общее понимание, что надо играть с позиции доминирования, подавления. Однако здесь есть нюансы. Подавить соперника можно за счет атаки, заставляя его все время защищаться. Но можно и за счет правильно выстроенной обороны, когда ты грамотными действиями вынуждаешь противника вхолостую тратить силы. И играть в защите можно по-разному. Можно пятиться назад, отдавая один рубеж обороны за другим. А можно, наоборот, двигаясь навстречу, сковывая соперника. Да, разрушать проще. Но само разрушение ничего не стоит без дальнейших уже твоих собственных действий. Футбол — это, прежде всего, противоборство, а значит, он требует проявления лучших мужских качеств. И в этом, на мой взгляд, должна заключаться основная философия игры национальной команды.

— В последние годы в сборной появилось много натурализованных игроков — в основном из второго российского дивизиона. Это вызывает критику со стороны и болельщиков, и некоторых специалистов. А каково ваше отношение к этому явлению?
— Если это временная мера, то отношусь спокойно. Допустим, нуждается в укреплении опорная зона. Но в стране нет такого доморощенного футболиста, который бы успешно закрыл эту позицию и одновременно дал бы возможность другим игрокам команды проявить их лучшие качества. В этой ситуации, наверное, можно пойти на такой шаг.

— Значит, должна быть точечная натурализация, а не массовая...
— Я считаю, что не тренер сборной должен определять здесь политику. Это решать другим людям. Они могут сказать: надо задействовать только доморощенных футболистов, а как сыграем — дело второе. Или же, наоборот, могут сказать: надо добиться такого-то результата любыми средствами. И исходя из этого, тренер вправе принимать те или иные кадровые решения. Вопрос натурализации нельзя отдавать ему на откуп. Например, сегодня у сборной один тренер, завтра — второй, послезавтра — третий, и каждый будет делать так, как ему захочется? Такого не должно быть. Необходимо придерживаться единой стратегической линии. Как и применительно ко всему футболу в стране.

Моя же личная позиция сводится к тому, что в качестве временной меры натурализация отдельных игроков оправданна, но в перспективе надо делать ставку на собственных воспитанников.

Вот вы заметили, что против команды Таджикистана за нашу сборную играло много молодых футболистов. Почему я обращаю внимание на них? Во-первых, потому что они неплохо проявляют себя в матчах за свои клубы, в том числе и в еврокубковых. Конечно, пока там игру в основном определяют легионеры, но ведь и молодые казахстанцы все громче заявляют о себе. И все они, насколько я знаю, — это те, кто когда-то начинал играть благодаря введению правила о «лимитчиках». То есть положительная тенденция налицо. Во-вторых, не может и не должно быть такого, чтобы никто из «молодежки» не попал в национальную сборную. Как не должно быть и такого, чтобы команда U-17 играла одним составом, U-19 — другим, а U-21 — третьим. Да, какая-то ротация неизбежна, но все же костяк должен сохраняться. То есть, к национальной сборной ребята будут подходить пять-шесть лет. Кстати, сегодня в федерации обсуждается вопрос создания сборной Казахстана U-15, что позволит отбирать юные таланты с еще более раннего возраста.

Любая сборная — родом из детства

— РФС собирался доверить Капелло выстраивание вертикали сборных России всех возрастов. Вам что-то подобное в Казахстане не предлагали?
— Для этого в ФФК есть соответствующий департамент. Но на своей должности я тоже хотел бы внести посильный вклад в развитие казахстанского футбола.

Вот вы перед интервью говорили о том, что за последние годы Казахстан заметно поднялся в таблице клубных коэффициентов УЕФА, тогда как в рейтинге ФИФА продолжает оставаться в конце европейского списка. То есть успехи клубов пока не отражаются на сборной. Причина понятна — в них на ведущих ролях находятся легионеры. Со своей стороны добавлю, что сегодня в мире и игрой, и результатами выделяются в основном те сборные, которые сформированы преимущественно из игроков, выступающих не в своих национальных чемпионатах. Отсюда вывод: уровень главной команды страны в современных условиях определяется, прежде всего, состоянием детско-юношеского футбола. Ведь очевидно, что если подготовка резерва поставлена «на поток», то лучшие из этих игроков, даже уехав в зарубежные клубы, будут приносить победы своей стране в составе сборной.

— Но как этого достичь?
— Мы начали изучать, сборные каких стран и за счет чего добились наибольшего прогресса в последние годы. Естественно, в качестве объекта анализа взяли европейские государства, с которыми Казахстан соперничает в футболе. Как выяснилось, пятерка наиболее быстро прогрессирующих — это Бельгия, Швейцария, Венгрия, Австрия и особенно Исландия. Также мы определили основные факторы, приведшие к этому прогрессу. Один из важнейших — массовость. Скажем, в Исландии футболом занимается 7% населения. А с учетом их родителей, близких, друзей это уже определенный уклад жизни, это то, что интересно большинству населения. Ну и понятно, что чем больше играющих в футбол, тем выше вероятность появления среди них будущих «звезд». В Казахстане же массовым футболом занимается менее 1% от числа жителей страны. По этому показателю мы отстаем от Исландии более чем в 7 раз! Или возьмите организацию соревнований. Например, в Венгрии, где население почти вдвое меньше, чем в Казахстане, соревнования проводятся на 8 уровнях, а в общей сложности насчитывается 1753 команды — и это без учета детско-юношеского и женского футбола. А теперь сравните это с нашими реалиями. Другие важные факторы — инфраструктура, количество и квалификация тренеров... В этом плане в Казахстане тоже непочатый край работы. Единственный пункт, по которому уже есть серьезные подвижки, — это централизация методики развития детско-юношеского футбола. Создание футбольных центров в регионах — большое дело, и здесь нужно отдать должное руководству ФФК. Быстрой отдачи от них ждать не стоит, но это то семя, которое рано или поздно даст всходы.

— Массовость, инфраструктура — кто всем этим будет заниматься, кто будет финансировать?

— Кроме государства, некому. Концепции, предложения должны вызревать в федерации. Ее задача — выбрать правильное направление, разработать стройную, понятную и выполнимую программу развития футбола, которая затем будет утверждена на государственном уровне. Без господдержки ничего не получится. Например, как можно обеспечить массовость? Через общеобразовательные школы, которые есть в каждом микрорайоне, каждом селе. Можно постелить там площадки, ввести футбол в качестве дополнительного урока физкультуры, обучить физруков и тренеров, главной задачей которых должно быть не место, занятое в школьном турнире, а привитие детям любви к футболу. И здесь уже требуется активная поддержка со стороны Министерства образования, местных акиматов. Мы должны убедить власти, общественность в том, что это не просто игра, что через футбол, если правильно организовать дело, можно даже воспитывать нацию.

Работу в данном направлении ФФК уже ведет. И мне как тренеру национальной сборной очень интересно в ней участвовать. 

Женис Байхожа
www.camonitor.com

Комментарии

Сделать ставку
Комментировать могут только авторизованные пользователи, войдите или зарегистрируйтесь

Хроника дня

Календарь новостей

ПНВТСРЧТПТСБВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Больше новостей

Опрос

Назовите самый популярный вид спорта в Казахстане?

Наверх