Sports.kz
Дата от   до

СпециалистыСтанислав Тимофеев

22 ноября 2017(15:55)

Вячеслав Грозный: Я слов на ветер не бросаю

  • Сообщить об ошибке

  • 0
  • Поделиться

  • 0

- Честно говоря, Вячеслав Викторович, мало кто верил, что вы после Димитара Димитрова сможете справиться с задачей выхода в Лигу Европы. А вы сами-то верили, когда познакомились с командой, тем более, после первых неудачных матчей, что это вам будет по плечу?

- Если кто следит за моим послужным списком, знают, что мне часто приходилось попадать в ситуации, в которые попадает министерство по чрезвычайным ситуациям. А именно, давать результат в безнадежной ситуации, когда никто не верит в тебя и команду. Я к этому уже адаптировался. К тому же у меня есть опыт работы в больших клубах. Работал в московском «Спартаке», днепропетровском «Днепре», болгарском «Левски». Работал с игроками, у которых было имя и авторитет в футболе. И плюс ко всему у меня был опыт работы в Казахстане – костанайском «Тоболе». Мне в этом клубе хорошо работалось, потому что была возможность создавать команду практически с нуля. Меня Кулагин Сергей Витальевич пригласил в декабре 2011 года. Мы с ним побеседовали, и выяснилось, что он хотел, чтобы команда боролось за чемпионство. Мне вызов показался интересным и я согласился. У меня было два месяца, январь-февраль, чтобы мы подготовились. Здесь в Павлодаре была экстремальная ситуация и я не готов был, честно говоря, продолжать карьеру в Казахстане, так как у меня было несколько вариантов работы в европейских клубах. И звонок руководства павлодарского клуба застал меня в щепетильной ситуации, если не сказать врасплох. Я не думал, что посередине сезона Димитар Димитров уйдет. Положа руку на сердце, я бы тоже ушел, если бы мне поступило такое предложение от такой команды, как «Лудогорец». Потому что я знаю болгарский футбол не понаслышке, я там работал и свободно владею болгарским языком. Ко мне в Болгарии великолепно относились. Я работал в большом клубе «Левски»…. А возвращаясь к вашему вопросу – это правда, я не знал возможности «Иртыша». После звонка, я быстро собрался и полетел в Павлодар и попал с корабля на бал. Для себя я прикидывал: если работал хорошего уровня тренер Димитров, с которым я хорошо знаком, то и команда должна быть играющей. Из 15-17 кандидатов в главные тренеры они отдали предпочтение мне по ряду причин, во-первых, должен быть русскоговорящий тренер, во-вторых, с хорошим послужным списком и третье, имеющий опыт работы в Казахстане. Здесь все пожелания руководства сошлись.  Я посмотрел по видео несколько матчей «Иртыша». Перед игрой с «Кайсаром» я успел провести три тренировки. Я понимал, что игроки будут играть на эмоциональном уровне, потому что любой игрок хочет перед новым тренером показать, на что он способен. На мой взгляд, не справедливое удаление Милоша Стаменковича, когда наоборот должен был быть назначен пенальти в ворота «Кайсара», потому что его ударили в лицо, а удалили его. И в принципе, ничья (0:0) не плохой результат. После этого матча я сделал вывод: команда умеет обороняться и умеет играть вторым номером. А вот для игры первым номером в наличии нет футболистов.

- То есть, то, что вы проповедуете – атакующий футбол….

- Да. Для видения моего предшественника потенциал вполне достаточный. Они так играли и, это приносило результат.

- Кто непосредственно на вас выходил с предложением принять клуб?

- Первым мне позвонил президент клуба Расул Кабдулович Уразгулов. Кто ему посоветовал меня, я не знаю до сегодняшнего дня. Потом мне звонил директор клуба Жанайдар Бегайдарович Дюсембаев. Когда я приехал, мы встретились с акимом Павлодарской области Булатом Жумабековичем Бакауовым. И мне беседа понравилась тем, что был взвешенный, откровенный разговор, потому что не так много времени оставалось до окончания чемпионата. Никто из них меня лично не знал. Первое знакомство оно всегда откладывается в сознании тем, что ты острее чувствуешь собеседника, создается о нем представление. У меня сложились самые прекрасные мнения о них, как о людях и самое главное что подкупало – их заинтересованность в успехах команды.  Они высказали свои пожелания. Мое предложение было конкретным: есть смысл посотрудничать до пятого ноября, а уже в зависимости от того, как все сложится, тогда и решать, стоит ли дальше продолжать диалог.

- Кстати, Димитров обижался, особенно в этом сезоне, что ему не давали покупать тех игроков, которых он хотел бы видеть в «Иртыше».  

- Этого я не знал. Мы с Димитровым тренеры разной философии игры. Но та и другая имеет право на жизнь, если она дает результат. Моя философия футбола основана на спартаковской школе: культура работы с мячом, быстрые, техничные и умные игроки, создание «треугольников» в атаке. Такой футбол присущ «Спартаку», лондонскому «Арсеналу», «Барселоне». Костанайский «Тобол» играл в такой футбол в 12 году. И местные  болельщики до сих пор с ностальгией вспоминают нашу команду. Мы по четыре – пять мячей забивали. Зрители были в восторге. Тогда у меня играли Куртиши, Головской, Костюк, очень прилично выглядел Нурбол Жумаскалиев, Богданов, Волков, Куантаев, Шливич. В том числе я раскрыл потенциал Бауржана Джолчиева, после чего его пригласили в национальную сборную страны. Тогда лимитчиков нужно было ставить и мы много внимания уделяли молодежи. Я люблю работать с молодежью. Они более восприимчивы и впитывают все, как губка…. «Тобол» до последнего шел на первом месте. Но скажем так: по не футбольным причинам нам не дали завоевать титул чемпионов. Я расшифровывать не буду, что и как. Я пять лет назад об этом сказал. Мне предлагали двухлетний контракт, но я настолько расстроился, что «Тобол» занял не то место, которое заслуживал, что я решил не работать в Казахстане, какой-то период времени. Я хотел бы, чтобы и в Павлодаре был такой же футбол. Но исполнителей такого уровня в «Иртыше» нет. У меня была возможность пригласить таких игроков, но к моему приходу трансферное окно было закрыто. И я понял, что с этими игроками я не смогу поставить футбол, который мне нравится. Не реально. А в тот футбол, в который они играют, мне был хуже пареной репы. Нужно было сделать какой-нибудь гибридный вариант. Чтобы сохранить все лучшее, что было у моего предшественника и добавить что-то свое. Мы начали подтягивать технику, то есть те навыки, которые должны быть заложены детскими тренерами. Мы тренеры не виноваты, что они  к Димитрову, Черышеву приходят в таком состоянии. Значит, проблема фундаментальная. И это очень плохо, что нам приходится со взрослыми игроками возвращаться к футбольным азам. Перестраивать команду на атакующую тактику, тоже сложно. Мы по часу занимались теоретическими занятиями.

- Что вы и обещали на своей первой пресс-конференции….

- Я не бросаю слов на ветер. Им значительно было легче на тренировке, чем на теории. Ребята не приучены к этому, но через пень-колоду, они стали потихоньку воспринимать, что я от них хочу. А именно организацию атакующих действий. В контратаку мы выскочить всегда сможем, а вот как надо вскрывать оборону соперника, вот в чем фокус. И я задался вопросом: почему дома команда не выигрывает? И пришел к выводу,  против такой команды, как «Иртыш», тренеры выставляют трех центральных защитников, два фланговых и два опорных полузащитника лишая ее пространства. К тому же отсутствие таких игроков, которые могли бы грамотно отдать острую передачу, в команде нет. Все болельщики, когда я с ним разговариваю, жалеют об уходе Лаши Двали, Кассая, Йирсака, Эрреры, который сейчас играет в бакинском «Нефтчи», многих ребят сейчас, что были не достает команде. Ну, разве так просто человек бы уходил, если у него есть лучшие предложения, он в праве его рассматривать. Но это, наверное, так происходит в любой профессии. Если медику предлагают работу в клинике с инновационными программами, с современным оборудованием, разве он откажется. И осуждать его за это нельзя. То же самое у футболистов и тренеров. И знаете этот процесс гибридного футбола, который мы начали прививать, очень трудно было донести до ребят. И тем не менее в последних трех-четырех матчах стало что-то получаться.

- А не было ли у вас паники, после первых неудачных матчей, когда проиграли записному аутсайдеру «Акжайыку» 0:1?

- После матча с «Кайсаром» паники не было. Игроки нормально отнеслись. Раньше они не прессинговали, чтобы играя вторым номером получить пространство. Я заставил команду подняться «выше» и прессинговать в зоне соперника. Для них это было внове. Они спрашивают, а как, у нас никого не будет за спиной. Я понимал, в чем проблема. А потому что у многих игроков обороны не было стартовой скорости. Если того же Маслача поднять в «вверх», то для них это все равно, что попасть в безвоздушное пространство. Они боялись, что не успеют вернуться назад. Для них комфортно, когда они выигрывают верховой мяч в своей штрафной площади, делают длинную передачу на Фонсеку и дело в шляпе. Для них такой футбол был гармоничным. Они к нему были адаптированы. Тренер им длительное время такой футбол прививал. Я пришел, попробовал добавить новые черты и внутренне они сопротивлялись. И не только внутренне. Они говорили мне об этом вслух. Они спрашивают, зачем? Я хотел перевести их на систему персональной опеки при угловых, чтобы у каждого игрока была персональная ответственность. Они категорически против. И я сказал, ладно, до конца чемпионата я потерплю, будете играть зонально. Но если я останусь, то переведу на смешанную игру, где будет и персональная и зональная игра. И когда мы поехали в Тараз к этому времени выздоровел Гетериев. Это как раз тот игрок, которых должно быть несколько в команде. Пять-шесть футболистов. И благодаря ему, команда получила хороший контроль мяча, особенно во втором тайме – мы сравняли счет и выглядели достаточно прилично. Если вы заметили, в большинстве матчей, мы меньше времени владели мячом, даже играя с «Окжетпесом». Это стиль команды, которая играет вторым номером. Сегодня многие тренеры в современном футболе отдают мяч, а я не отдаю. Не хочу отдавать мяч. Я не такой. Я хочу, чтобы моя команда контролировала мяч. Но мы хуже работаем с мячом, потому что игроки больше умеют перестраиваться для обороны, чем для атаки. Почему мяч не держится – игроки бояться остро открываться. Их сковывает страх не успеть перекрыть свои зоны. То есть должно пройти время и надо исполнители. Когда у Гетериева рецидив травмы случился, он сказал, мне надо подлечиться. Ну, что я одну игру сыграю, пять пропущу – это не правильно. Надо команде помогать. Клуб пошел ему навстречу, и он уехал лечиться домой. К сожалению, игроков такого тонкого плана, в команде больше не было. Хотя в прошлом году она стала третьей. Однако из того состава остался один легионер – Фонсека. И анализируя ситуацию, понимаешь, что «Иртыш» дает хороший трамплин: игроки зарабатывают здесь имя, показывают товар лицом, а затем агенты устраивают их в другие клубы на лучших условиях. «Аякс» тоже готовит и продает игроков больше всех в мире. И клуб получает хорошие деньги. А для того, чтобы игроки не разбегались, нужно с ними заключать длительные контракты. Я не знаю нюансов, быть может, я скажу и буду не прав. В Китае платят за десять месяцев, в Украине за все 12 месяцев, здесь я не знаю. Но заметьте в казахстанских командах, каждые полгода меняются составы. За исключением «Астаны», «Кайрата», которые при высоком уровне финансирования ставят максимальные задачи, и им нет смысла менять игроков, как говорится от добра, добра не ищут. У Аршавина, Исаэля, Твумаси – великолепные контракты, которые в Европе они не смогут получить. Мало того, в той же третьей лиге Англии надо максимально выкладываться, а здесь им особо не надо напрягаться. Тот же Гоу – 24 мяча забил! Ведь мы идем на рынок и покупаем тот товар, за деньги которые есть у нас в кошельке. Мы реально это должны понимать.  

 - Вы частично объяснили, почему был выведен из состава Маслач, а ведь Живкович вроде бы соответствовал вашим требованиям к фланговому атакующему защитнику, почему он сел на лавку?

- Это связано с несколькими причинами: Первое, шесть легионеров должно играть. Второе, команде не хватало скорости. Защитники должны были играть выше. Я понимал, что Марио Маслач «тянет» линию не из-за того, что он не понимает футбол, а потому что ему не хватает стартовой скорости и в центре поля он может проиграть быстрым нападающим. А вот допустим у Кислицына, Стаменковича и Есимова скорость есть. Поэтому если вы заметили, они провели все последние матчи. Мне нужно было заблокировать центральную зону, которая первая для отбора должна быть. Начали работать. Пиралы Алиев и Кислицын играли у меня в «Тоболе» и им легче было понять мои требования. А вот с Огирей я не работал в Украине. Когда я пришел он не играл.  А у него есть скорость, отбор, но не было оценки ситуации при приеме мяча. Он передерживал его. Я ему указал на слабые места и сказал, если хочешь играть, избавляйся от них. Ты должен быть, как цепной пес, который все перекусит. Он не соглашался, вступал в дискуссии. Я ему и всем напомнил, что до пятого ноября я у них главный тренер и будьте добры выполнять то, что я от вас требую. Потому как за результат отвечаю я. После поражения от «Акжайыка» я сказал игрокам в раздевалке: «Если вы сопротивляетесь, не слушаете меня, то давайте я уйду». Тогда Фонсека встал и говорит: «А причем здесь тренер…!? Если мы не забиваем, не держим игроков, почему он должен уходить? Если он хочет научить нас играть в футбол…!» Все тогда: нет, вы не должны уходить!  Тогда одно из двух: если я останусь, то вы должны выполнять все что я говорю. Мне ничего не стоит собрать сумку и уехать. У меня есть имя. Я его всю жизнь зарабатывал. Не каждому дано работать тренером в московском «Спартаке».  Но не все правильно меня поняли. Живкович да, на атаку хорошо работал. Но в обороне он не дорабатывал. Меня это не устраивало. Получалось так, что я должен был играть в пять защитников. Ведь если Живкович в атаке фланг оголялся и кто-то должен был подстраховывать. А мне нужно было, чтобы крайние защитники не только помогали в атаке, но и активно вступали в отбор. Живкович от этого отлынивал. Я сделал ему несколько раз замечания, он пропустил их мимо ушей….  Жизнь заставила меня играть в три нападающих. Фонсека он правый фланговый нападающий. Я его туда и вернул. И если бы он забивал все моменты, которые у него были, он боролся бы вместе с Гоу за звание лучшего бомбардира чемпионата. Беко поставил слева, а Бугаева в центр нападения. Нам не хватало атакующего потенциала. И к большому сожалению стабильно забивающего нападающего, такого, каким в прошлом году был Муртазаев. Таких нет сегодня в составе «Иртыша». Ребята могут иметь много моментов, это видно даже на тренировках, но они не забивают. У нас больше пяти голов никто не забил. И я принял такое решение: коль нет одного забивного, то я должен всех троих вместе использовать. И Бугаева, как центрального нападающего имеющего скорость и здорово играющего головой, когда-то он забивал, но сейчас при голевом чутье стал плохо реализовывать моменты. Я смотрел ряд матчей, у него были хорошие подходы, он не забивал. Должен был забивать при счете 1:1 «Тоболу» и мы бы потом не кувыркались так до последних секунд чемпионата. Фофана – быстрый, техничный, но одноногий футболист. И вчера (беседа состоялась шестого ноября – С.Т.) из-за этой «инвалидности» он не забил. Но когда у него мяч под левой ногой, как в игре с «Ордабасы» и два гола они получают. Если он правильно будет использовать свои качества, то станет забивать. Многое зависит от того, какую передачу ему сделает партнер. Потому что правая нога у него для ходьбы. Он в Армении много забивал.

- Это все равно, что в шахматах белыми громить всех подряд, а черными всем проигрывать.

- Значит, не умеешь играть – не знаешь защиты ни сицилианской, ни итальянской, ни испанской. Вообще я в детстве занимался шахматами. И они мне нравятся, потому что ты думаешь на несколько ходов вперед и считаешь предполагаемые ходы за соперника, не трогая фигуры. Также и к матчам я готовлюсь и просчитываю, что мой коллега классный специалист он детально, по косточкам разобрал игру моей команды, знает её не хуже чем я, а быть может и лучше, потому как у меня глаз «замылен», я их каждый день вижу, и я должен найти противоядие. Если я стану традиционными штампами подходить к каждому противнику, то ничего не получится. Я игрокам показываю то, что не должны видеть наши соперники. Если бы они посидели у нас на теории, то они узнали очень много нового. Вы упомянули шахматы. Шахматисту не нужны эмоции, если он тронул фигуру надо ходить. И тренер меня учил, чтобы у меня руки были за спиной. Думай головой.  И глазами, а то и вслепую просчитывай ходы. Так у нас во Дворце Пионеров учили. Давно это было, хорошее время было…. Сейчас давненько уже не играл. Но все равно те навыки аналитики, подхода ко всему к жизни шахматы мне многое дали. Вообще, я по жизни эмоциональный человек. Я могу радоваться, страдать, переживать и я достаточно открытый. Но я не жалею, что я такой. Я не буду надевать белые воротнички, завязывать галстук и думать, как я буду выглядеть со стороны. Я вот такой, какой есть. Я игрокам всегда говорю правду. Не публично, а в раздевалке, на занятиях – ты плохо сыграл, давай разбираться: ты сыграл так, нравится, нет. Первый месяц шла борьба. Они так сопротивлялись занятиям по теории, потому как не привыкли к этому. Не привыкли, что показывают их ошибки, не привыкли к тому, что можно играть по-другому. А я на реальных примерах игры «Баварии» объяснял, почему они так сыграли, почему «Барселона» может делать прессинг три-шесть секунд, как их научил Хосе Гвардиола и рассказал почему.  Гвардиола спросил у команды: «У нас все маленькие, техничные игроки, при потере мяча мы выключаемся. Хотите бежать назад к своей штрафной или сразу без промедления вступить в борьбу?» « Конечно, -сказали игроки, - лучше вступать в борьбу». Так эти три-шесть секунд родились. А развил эту теорию Моуринью. Три компонента основополагающие в футболе – стартовая скорость, быстрое мышление и высокая техника. Если в игроке есть одно из трех – хороший футболист, два из трех – шикарный игрок, а если в нем есть три эти качества – топ-футболист.

- При вас особенно ярко заиграл Антонио Родриго, какое волшебное слово вы ему сказали, что он так раскрылся?

- Родриго до этого играл не на своей позиции. Он был опорным полузащитником. Его «опустили» вниз, а на тренировке я заметил, что он тяготеет к созидательной игре. От него пас идет, агрессия. Я его поднял и моментально все изменилось. Но возник вопрос, а кто с Пиралы в опорной зоне будет играть? Шабалин? Он плохо отбирает мяч – тяжелый, лишний вес. Ему надо привести себя в порядок. И тогда я начал смотреть, да вот же он – Огиря! И когда я его поставил, произошел естественный отбор среди легионеров. Живкович выпал из обоймы. Он спрашивает, тренер, почему я не играю? Потому что я тренер. Да он на атаку лучше играет, чем Даутов, но ребята чувствуют себя комфортнее впереди, зная, что если они не успевают вернуться назад, их подстрахует Даутов. Живкович не хотел исправлять свои недостатки, за что и сел на лавку. Более того, Огиря оказался универсальным игроком. Он опорного полузащитника играл, и я ставил его правым и левым защитником, как в очень важном матче с «Окжетпесом». И он справлялся. После игры с «Акжайыком» на нас все поставили крест. Но было желание вытащить команду и в психологическом плане победа над «Ордабасы» стала переломной. Но все понимали, что мы уступим «Кайрату» и «Астане». Уже искали нового тренера для «Иртыша». Перед последними играми я много времени уделял психологии. Я им говорил: «В нас никто не верит. Все считают, что всё, мы не будем бороться. Но вы для чего здесь собрались. Вы считаете себя футболистами хорошего уровня, такие игроки и их характер проверяются именно с крепкими топ-командами. С лидерами. Что вы можете потерять? Да ничего вы не потеряете, если максимально отыграете эти игры. Это команды, которые играют сами и дают играть другим. Нам с ними будет легче играть. Они нас ни во что не ставят, они нас не воспринимают. Кто не верит, что мы можем обыграть «Ордабасы» не надо ехать в Шымкент». И ребята сказали: «Мы должны выиграть». И тут на тренировках уже начали цепляться друг на друга чуть ли не бросаться и это хорошо. У них появились микродуэли и я понял движение пошло. И они по-другому начали играть. Они сами не верили, что могут так играть. Они счастливы были в раздевалке. Психологически удалось перенастроить, перепрограммировать и на автомате могли победить «Кайрат». Они плохо обороняются, здорово атакуют. У них есть большие разрывы. Великолепный матч провели с «Кайратом». Мне очень понравилось. Мы и с «Астаной» достойно выглядели. Если бы не дали пенальти и Родриго, а затем Фонсека реализовали свои выходы, то мы могли бы рассчитывать если не на победу, то железно - на ничью. А вот с «Актобе» сыграли не в свою силу. Команда Муханова неудобная и я так предполагаю, что игроки подспудно думали, что коль мы так хорошо сыграли с «Астаной», то у «Актобе» выиграем, особо не напрягаясь. А вышло так, что после сильного удара в печень Аслана Дарабаева унесли на носилках. Травма Лории и мы остались вдесятером. Когда Стаменкович начал надевать перчатки, тренер вратарей Андрей Ненашев, сказал, нет Есимов, зная, что Руслан до 16-ти лет играл в воротах. Фонсека упускает шанс забить и в ответной атаке они забивают. И мы просто чудом ушли от поражения.  Фонсека поборолся за верховой мяч, и он влетел в ворота, 1:1. Согласитесь это достаточно редкое явление, чтобы команда в нескольких играх спасала или выигрывала на последних минутах встречи.

- Когда мы с вами договаривались об интервью, вы предупредили, что вопросы о вашем будущем в «Иртыше» не надо задавать. Тогда мне интересно было бы знать: согласно выше сказанной теории кто из нынешних игроков застолбил за собой место в «Иртыше»?

- Я отвечу также хитро, как вы хитро задали этот вопрос. Если я назову, то все поймут так, что все эти игроки останутся.

- Ну, вы же человек открытый…

- Хорошо. Первый момент – кто будет соответствовать моим критериям, момент два – я не знаю, какие планы у самих игроков, к тому же в выборе клуба большую роль играют их агенты. Я не знаю, с кем продлен контракт, у кого он есть, а кто в свободном плавании.

- А какие позиции надо укрепить «Иртышу»?

- Нужны забивные нападающие. Игроки группы атаки с умением отдавать последний пас и не один человек. Такие как был Егор Титов. Это очень важный момент. Нужен быстрый универсальный защитник. Который может сыграть как на фланге, так и в центре, для того чтобы мы могли играть как в три центральных защитника, так и в четыре.

- Вы уже говорили, что большинство казахстанских клубов меняют каждый год больше чем полсостава. И особенно в этом преуспели игроки с бирюзовыми паспортами. Если говорить о тех улучшениях позиций о которых вы говорили, есть ли казахстанские игроки которых вы хотели бы видеть в команде?  

- Скажу парадоксальную вещь: я не смотрю иностранцев, меня интересуют местные игроки. Легионеров вообще не сложно взять. А вот каждый казахстанец у всех на контроле. Мы хотели взять Перцуха из «Акжайыка», но из инсайдерской информации я знаю, что его хотел «Кайрат», но перехватила «Астана». Мы за ним смотрели, и нам он был интересен. Группа игроков с казахстанскими паспортами у нас на карандаше. Если я останусь, мы в первую очередь будем подписывать казахстанских игроков, а потом все остальные.

- Но коль речь зашла о местных воспитанниках, вы уже упоминали Бауржана Джолчиева, сейчас он вне футбола….

- Я бы с удовольствием его вернул в казахстанский футбол. Но наверное есть обстоятельства препятствующие ему играть в Казахстане. Мне так кажется. Я просто удивляюсь некоторым футболистам имеющим талант, которые не понимают, что они должны постоянно играть. Я бы попробовал его реанимировать при некоторых условиях: если бы ему разрешили агенты и другие люди играть в Казахстане, мне кажется, они ему ищут только зарубежный вариант. Ему все равно через мои руки нужно пройти, чтобы он заиграл и в «Иртыше» и вернулся в сборную страны. А тогда езжай, куда ты хочешь – «Милан», «Интер»….  

- Вы уже сказали, что вы сторонник спартаковской игры, а как вы с Украины, не будучи спартаковцем, попали в структуру «Спартака»?

- Мне удалось немного поработать в комплексной научной группе киевского «Динамо» при Валерии Лобановском. Я читал лекции тренерам, делясь методиками, наработками в технико-тактических действиях и на практике показывал игровые упражнения. Мной заинтересовался тренер запорожского «Металлурга» Александр Гуржеев и пригласил к себе помощником. И так получилось, что предсезонные сборы в Алуште мы проводили на одной базе со «Спартаком» из Орджоникидзе, который в то время тренировал Олег Романцев. Мы с ним достаточно близко познакомились. Между нами возникла человеческая симпатия. И когда после сборов прощались, он обронил, знаешь, со временем мы могли бы совместно поработать. Обменялись телефонами. И когда он принял московский «Спартак», он позвонил, а я тогда уже тренировал винницкую «Ниву» и приглашает в Москву. Первый раз я отказался. Сослался на то, что в Виннице получил квартиру, семью перевез, жена в школе работает и перед клубом у меня есть определенные обязательства. И только, когда Романцев позвонил в третий раз, в 1994 году, поговорил со мной, с моей женой и настоятельно попросил приехать, только тогда я пошел к руководству «Нивы» и сказал, извините, может быть у меня другого такого шанса не будет, они пошли мне навстречу, отпустили. И тот период работы в «Спартаке» вспоминаю, как один из самых счастливых в моей жизни. Работать с такими классными футболистами было одно удовольствие. Как говорится, в кайф! Там даже не культурно было плохую передачу отдать. Игроки так виртуозно обращались с мячом, просто любо-дорого было смотреть. Николай Петрович Старостин говорил: «Можно все потерять, кроме чести». Мы могли проиграть, но всегда подходили к трибунам и благодарили их за поддержку, аплодировали им, потому что «Спартак» играл для болельщиков. Да, мы значительно хуже оборонялись, чем атаковали. Потому что мы защитников подбирали всех с атакующим потенциалом.

- И вам спартаковский опыт пригодился и в киевском «Арсенале, и в «Днепре», и в «Левски» и в грозненском «Тереке». Не боялись ехать в Грозный, где президент Чечни Рамзан Кадыров сам ярый поклонник футбольной команды?

- Боялся.

- Так вы же сам Грозный!

- Мне Рамзан Кадырович так и сказал: «Вячеслав, у тебя фамилия Грозный, а у нас столица Грозный. Совпадает». Я ему говорю, что побаиваюсь принимать «Терек». Он  тогда сказал: «Это нормально. Любому человеку страшно. Но мужчины должны всегда принимать вызовы». И там очень здорово относились к футбольному клубу и президент, и министр спорта республики, и вообще все люди. У меня там душа пела. Ты мог не выиграть, но чувствовал, как все хотят помочь. И эта человеческая теплота и энергия сопровождала нас весь период моей работы в «Тереке», сейчас команда «Ахмат». База у нас была в Кисловодске, в Грозный ездили только на матчи. И в чемпионате России я переживаю за две команды – московский «Спартак» и «Ахмат». И здесь в Павлодаре я чувствую эту сопричастность, не равнодушие к футболу. Мне коллеги звонили, говорили, зачем ты «Иртыш» принимаешь, дождись окончание чемпионата, заключишь контракт, проведешь селекцию и будет все нормально. Я так не могу. Слишком прагматично. Это король с пешкой против короля всегда проведет его в ферзи. А нужно рисковать.

- И говоря шахматным языком, миттельшпиль вы с «Иртышом» уступили, а эндшпиль выиграли.

- А это очень важно, выиграть концовку в неудачно складывающейся партии. Всегда говорят: смотрите на табло!

- Когда пришел Димитров он привез сразу нескольких игроков – Кассая, Ндае, Йирсака и Фонсеку, а вы никого из игроков не приглашали в силу того, что трансферное окно захлопнулось, но с вами приехал тренер Алексей Величко. Почему ваш выбор пал именно на него?

- Мы с ним работали в киевском «Арсенале». Знакомы более 15-ти лет. Он знает все мои требования. Он работал у Бернда Штанге в «Днепре» и за рубежом. У него нет амбиций, занять пост главного тренера. А для меня важно, чтобы за спиной был человек, который не будет подсиживать, не будет вставлять палки в колеса. Более того, он создает, как внутри тренерского штаба, так и среди игроков тот микроклимат, который необходим для плодотворной работы. Я не контролирую быт игроков. Он владеет всей ситуацией, чтобы игрок правильно вел себя вне футбольного поля и соблюдал режим. Кроме этого, он проводит все разминочные упражнения. Знаете, как сложно бывает новому тренеру без помощника, который всего этого не знает. Мне пришлось бы тогда кого-то учить, показывать. И я спокоен за свой тыл. Я все время работал со своим штабом. И срок окончания контракта у нас был один. Поэтому они были заинтересованы в достижении результатов. И у меня так: если хочешь стать главным тренером, скажи откровенно, я тебе помогу. Даже кому надо позвоню, чтобы ты трудоустроился. Но только за спиной не делай никаких гадостей. Мне крайне важно, чтобы все работали на общий результат. Я по возможности дубль смотрю, детей просматриваю и каждому талантливому мальчишке дадим шанс. Ведь все они - Гусев, Калиниченко, Чигринский, Жирков – они играли, и никто их не знал. Мне интересно находить тех, кого не знают. Готового игрока взять и пожинать лавры много ума не надо. Здесь я увидел, вышел играть за дубль маленький мальчик и отдал несколько таких передач, которых в первой команде не отдают. У него роста нет, но у Маслача два метра, но он такой пас никогда в жизни не отдаст, ему это не дано. Я после игры зашел в раздевалку и сказал: «Ты будешь тренироваться с первой командой». Для многих мальчишек это было неожиданно. Но мне такие игроки нужны, а не просто те, кто бегает и прыгает. Мне нужны игроки, которые думают и могут свои задумки исполнить. Если я останусь, он поедет с нами на сборы в Турцию.  

- Вячеслав Викторович, спасибо за обстоятельную беседу и желаем вам удачи!

- Спасибо и вам успеха, всегда рад общению с прессой.

Станислав ТИМОФЕЕВ

P.S. Перед отъездом в Киев, Вячеслав Грозный встречался с руководством Павлодарской области. Глава региона поблагодарил тренера за хорошую работу и выполнение главной задачи на сезон - выход в еврокубки. Однако продление контракта с украинским специалистом будет зависеть от бюджета команды на следующий сезон и от потолка зарплат. 
 

  • +
  • =
  • -

Комментарии

Сделать ставку
Комментировать могут только авторизованные пользователи, или зарегистрируйтесь

...или войдите через аккаунт соцсети

Карточка блогера

Стас уполномочен сообщить

Блог Станислава Тимофеева о спорте в Казахстане

  • Дата рождения:

    17 июня 1959

  • В спорте:

    с 1977 года

Профиль блоггера

Фотоальбом